Африка. Килиманджаро. Женский взгляд

Африка
Килиманджаро женский взгляд
21.02.2016
перелет. стамбул. встреча

Звенит будильник. Я как - будто и не сомкнула глаз. Пора вставать. Начинается мое самое интересное путешествие. Маршрут: Москва-Стамбул-Килиманджаро. Потом предстоит восхождение на вершину Килиманджаро. Не успеваю смахнуть на IPhone будильник, как звонит Валера. 2 часа ночи.
- Я встала. Не спала я…
- Ну давай! – говорит Валера на том конце провода. У меня сосет под ложечкой. Страшновато, и вместе с тем жутко интересно! Я ещё никогда не бывала в горах, а Валера уже побывал на Эльбрусе.
Валера Лаврусь. Валерий Павлович Лаврусь - мой недавний знакомый. Сначала я прочла его книгу «Очень Крайний Север». Очень понравилось! Я северянка, родилась в Коми АССР, мне тема Севера очень близка. Прочла взахлеб. Оказалось, что раньше работали в одной компании. Ближе познакомились на «Гонке героев», что проводится на полигоне в Алабино в Подмосковье, так сказать в боевой обстановке. Гонку прошли с честью! Мужчин, готовых мне помочь в этом соревновании было много, ведь была одна женщина во взводе 808, но именно Валера всегда был рядом, хотя мог уйти вперед. Он ждал, пока я, запыхавшись залезу на очередное препятствие и подавал руку. Я даже нечаянно пнула ему в лицо кроссовкой, когда совершала пике с высоты метров 5 и он старательно меня ловил, а я вот так, ногами его..
Собиралось нас в Африку трое, потом еще много кого собиралось, а в результате осталось двое. Что меня привлекло в эту поездке? Трудно сейчас сказать. Это не было давней мечтой, я не вынашивала ее годами, не занималась альпинизмом, просто присоединилась к чужой мечте. С 2008 года, когда впервые встала на горные лыжи, влюбилась в Альпы и с тех пор могу утверждать, что люблю горы, и даже больше чем море. Поэтому мне просто стало интересно, я и согласилась, ну просто взяла и согласилась. Пять или шесть раз пересмотрела фильм «Эверест» про трагедию, разыгравшуюся в 1996 г при штурме Эвереста, когда наш соотечественник (хоть он и из Казахстана) Анатолий Букреев спас троих погибающих на вершине иностранных альпинистов. Купила еще один документальный фильм про Эверест «За гранью возможного» про экспедицию Брайса Рассела в 2006 г., которая закончилась относительно успешно, большинство альпинистов только отморозили себе пальцы рук и ног с последующей ампутацией. Я всю свою жизнь хочу понять, что возможно, а что нет, и поэтому притягивала в свою жизнь неординарных людей, которые в большинстве своем на этот вопрос себе ответили. Постепенно, просматривая фильмы и изучив достаточно много материала, связанного с восхождениями на высоты, где летают самолеты, я осознала, что альпинизм – это не отдых и не пешие прогулки под луной, а труд в тяжелых условиях, где смерть не редкое явление. И подумала, надо искать свой предел самому. И захотела туда по настоящему. Мне вдруг стала нужна эта Гора. Я просто захотела взглянуть на свою жизнь по-другому.
Внуково. Пустой аэропорт. Туристов нет. Кафе, Duty Free, почти все закрыто. Моисей вывел евреев из Египта. А политическая обстановка в мире вывела наших туристов еще и из Турции…
Посадка в самолет по расписанию. С нетерпением её ждем. Я ж практически не сомкнула глаз. Хочется подремать хотя бы в самолете. Силы нужны, ведь мы собираемся погулять по Стамбулу, так как между рейсами десять часов, и хочется их использовать со смыслом. Периодически задаю себе вопрос:
«Кто же рядом? И что он думает про меня? Куда я влезла?»
Одно дело просто общаться с человеком, и даже поучаствовать с ним в каких-то «Гонках», другое идти в горы.

TURKISH AIRLAINS. Самолет новенький, персонал турецкий. Организация и качество услуг по высшему классу. Все познается в сравнении. Господи, на чем же летаем мы, бороздя небо Российской Федерации?! Три часа лету, дремлю. Аэропорт Стамбула - Ататюрк. Багаж летит транзитом до Килиманджаро и слава богу. Таможенный контроль, немного недовольное моим Российским паспортом лицо таможенника. Меняем по 100 долларов на турецкие лиры в АТМ банкоматах. Спускаемся в метро и покупаем билеты. Нам необходимо доехать до станция Аксарай. Рядом на сидение падает негритянка. Едем сорок минут, Валера стоит. Аромат от немытого тела соседки сводит с ума. Терплю, ведь я гость Стамбула. Ничего не имею против, пускай воняет. Смотрю в окна, пейзаж мало чем отличается по колориту от маршрута Павелецкий вокзал – Домодедово. Где- то грязь, где признаки большого столичного города.
Аксарай, идем пешком от станции метро. У Валеры планшет и карта Стамбула. Сверяемся, туда ли идем. Мне неслыханно повезло, по жизни я тунеядец. За меня продумали маршрут, подготовились, а я с удовольствием пользуюсь! Пыталась навязать свое представление о тех исторических местах, которые лично мне хотелось бы посетить, но как только поняла, что у Валеры свои мечты, не стала противиться, его программа была продуманной. Компания всегда хорошо. Хотелось мне на мост, ну и что? На самом деле Валера пытался меня образумить и предлагал сориентироваться по ходу пьесы, и возможно провести время между рейсами в аэропорту. Взаимоотношения между Турцией и Россией ухудшились после того, как в ноябре 2015 г. был сбит Российский СУ-24, да и теракты на территории Турции стали явлением не редким, особенно в Стамбуле. Но я упрямо настаивала на выходе в город. Определить с обстановку в Стамбуле помог футбольный матч Фенербахче-Локомотив, который проводился там накануне нашего вылета. Он закончился без происшествий, и мы решили - будем выходить.
Наша цель площадь Султана Ахмеда. По дороге Валера рассказывает про взаимоотношения Римской империи, Византии, Руси, почему город назвали Константинополь и когда он был завоеван Османской империей. Я внимательно слушаю. Думаю… Сколько же знает это человек! Валера увлекается историей, рассказывает очень интересно и профессионально. Боюсь перебивать, а ведь хотела перед поездкой подготовиться. Слушаю про Константинополь, про Софью Палеолог и почему Москва стала Третьим Римом. Временами к нам пристают турки с предложениями купить кожаные куртки и дубленки. Но нас интересует только Post Office (почта), хотим отправить открытки. Я ввела такую интересную для себя игру, отправляю себе пару открыток отовсюду, где мне удается побывать. Когда приходят весточки из мест приятного отдыха, настроение сразу поднимается. Валера продолжает рассказывать, иногда прерываемся и делаем фотографии. Заходим в магазинчик с открытками, нам повезло, отсюда можно их отправить. Там же покупаем марки, подписываем. Накрапывает дождик, не жарко, скорее зябко, надеваю перчатки и натягиваю капюшон.

Решаем перекусить. Валера достает из недр своего рюкзака пару бутербродов с колбасой и сыром. Отдаю ему сыр, так как в чистом виде его не ем. Покупаем чай и капучино. Тут же пол бутерброда у Валеры отбирает рыжий кот. Я тоже делюсь колбасой и хлебом с наглой рыжей мордой.

Оглядываюсь. Площадь Султана Ахмеда, которая расположена между двумя шедевральными сооружениями Святой Софией и Голубой мечетью.
Ищем, где купить билеты в Святую Софию. Внешне она так себе, нагромождение каких-то несовместимых по архитектуре частей здания. Я бы даже сказала нагромождение булыжников.

А внутри!!! Наследие Византийского зодчества. Была одним из самых больших христианских храмов. После захвата Османами была превращена в мечеть. Теперь музей. Внутри открываю рот от изумления. Не вяжется внешний вид и вид внутри. Великолепие, величественность, одухотворенность! Не передать словами. Только смотреть.
Пересекаем площадь. Голубая мечеть. Самая крупная мечеть Стамбула, у нее шесть минаретов. Напутал непутевый архитектор. Это символ города. Видела фотографии при ночном освещении. Считается одним из одиннадцати интереснейших задний в мире, которое обязательно надо посмотреть путешественнику, так сказал Tripadvisor. Камень и мрамор. Две архитектуры, османский стиль и стиль византийский. Перед входом во внутренний дворик женщина обязана покрыть голову, а в самой мечети всем посетителям необходимо снять обувь. Соблюдаем все требования и ходим внутри. Начинает петь мулла, начинается намаз. Красиво поет! Болит шея, так как все время задираю голову, разглядывая орнаменты, в которых преобладает голубые и коричневые цвета. С собой можно унести только образ и фотографии. Со временем впечатление, конечно, размоется, но чувство прикосновения к великому останется. Приеду, почитаю про эту мечеть, я сначала смотрю, потом меня тянет изучать.

Рядом дворец султана Топкапы. Хочется и туда, но и желудок запевает. Базовые инстинкты находятся внизу пирамиды Маслоу. Без их удовлетворения духовная пища у меня не переваривается. Начинаю ныть. Мы ищем кафе. Устраиваем ланч, болтаем с официантом. У всех турок обязательно находится какой-нибудь друг в Москве, и у этого тоже. После завершения трапезы и вручения денег по чеку официант долго нас уговаривает купить со скидкой сувениры. Турки в своем репертуаре. Киваем, как бы соглашаясь, а сами бочком, бочком… Идем смотреть пролив Босфор, что делит турок на европейцев и азиатов. И еще по нему транспортируется в Европу в танкерах российская нефть. Идем через парк, много людей. Все по-европейски. Молодежь с айфонами на моноподах делает селфи с памятником Ататюрку. Стиль одежд тоже европейский - девчонки в джинсах, парни с ирокезами. Пары в возрасте гуляют под ручку, женщины турчанки с короткими стрижками. На деревьях Лаврусь замечает гнезда. Неужели аисты?? Да, аисты. Делает фотографии. Солнце, ветерок.

По мере приближения к заливу ветер усиливается. Залив как кусочек моря, он яркий и темно-синий. Гребешки острых волн, их гонит ветер. Мы на европейской стороне. Открывшийся вид быть может и выглядит дежурно для искушенного туриста, как и большинство водоемов, но этот отличается особенным величием, так как имеет первостепенное значение для обеспечения доступа к Средиземному морю и мировым океанам, и особенно значим для России и юго-восточной Европы. И с него открывается вид на судоходный путь, который уходит далеко за горизонт. Смотрим на часы, пора бы возвращаться. Вот собственно и все, что успели посмотреть. Снова парк. Свадьба. «У них все впереди!» - думаю я - «А у меня? А у меня впереди Килиманджаро!»


Времени в обрез, и возвращаемся до станции метро Аксарай трамваем.
Снова аэропорт. Снова меняем деньги, теперь турецкие лиры на доллары. Посадка в самолёт, взлет. Ложусь Валере на плечо. Пытаемся спать, но нас будят, кормят, еще и наливают. Впереди нас сидят англичане. Расстояние до соседних кресел маловато. Англичанин, который передо мной, не только откинулся в кресле, но еще громко рассказывает своему соседу что-то про технологии, отчетливо выговаривая каждое слово. Час, другой, третий, слушаю его непрерывный монолог, потом вставляю беруши, но и они не помогают. Так хочется, чтобы он заткнулся. Валера хочет позвать стюардессу, но вдруг передний ряд замолкает самостоятельно, видимо, засыпает.
Аэропорт Килиманджаро. Танзания. Ох-х! Куда ж нас… 1-45. Таможенный контроль. 50 долларов стоит оформление визы! Все серьезно, берут отпечатки пальцев правой руки. После прохождения таможенных формальностей идём получать багаж. А он уже валяется на полу. Тут как тут появляется какой-то расторопный африканец и наш багаж оказывается на тележке. Меня это мало тревожит, так как я рада, что багаж не надо ждать, и что он прибыл вовремя с нами и что его везут. Выходим, нас обволакивает теплом африканской ночи. Ожидаемой таблички «Семь вершин» нет. Может мы не умеем читать? Может встречающие опоздали? Может мы не там вышли? Хотя бывает и такое, нас не встретили. Хорошо, что рядом Валера и есть такси, поэтому я спокойна как танк. Для меня это вторая бессонная ночь, мне хочется в душ и в постель и больше ничего. Отвезите меня в оте-е-е-ель! Такси стоит 50 долларов. Расстояние до Моши 50 км, за 1 км по 1 доллару. Соглашаемся, ведь выбирать не из чего.
Водитель пробует с нами говорить. Английский странноват, но более ли менее понятен. Пишу Насте, менеджеру клуба «Семь вершин» ругательное письмо. Волнует вопрос, ждут ли нас в отеле Ashanti Longe, а то может еще придется спать под воротами отеля, а я жутко боюсь змей. Валера связывается по телефону с отелем. Ура, нас ждут и по-моему на ресепшене отвечают по-русски! Приезжаем. Устало смотрю ответное СМС, в котором Настя извиняется (ночью!!!) и сообщает, что нас ожидают. Да, блин, и так уже понятно. Пока моюсь Валеру зовут к телефону. Оказывается, проснулся наш встречающий и клянется возместить стоимость такси и оплатить лишний день в отеле. А что, и правда, все что не делается, все к лучшему! Отличный знак.
Разбираем вещи в своем номере, наконец-то принимаем душ и ложимся спать уже в 3 часа ночи.

22.02.2016
день первый. моши


Подъем, утренний моцион. Надеваю сарафан, ведь в Африке лето. Вы не знали, что в Африке всегда лето? Идем на завтрак, и нам предлагают место на улице, с удовольствием соглашаемся. Пока ждем завтрак, рассматриваю территорию отеля. Отель очень чистый и ухоженный. Зелено, птички щебечут. В открытые ворота отеля видна африканка, которая несет на голове бананы. Хоть на танзанийцев посмотреть! Какие они.. - настоящие африканские. На английском говорят, правда мы по пять раз переспрашиваем. Здесь есть бассейн. Он маловат, но в офисе в Москве и такого нет и там зима. Душа поет и причина банальная! Я отдыхаю и наслаждаюсь тишиной и спокойным созерцанием происходящего. Это то самое «Здесь и сейчас»! Приносят завтрак, выглядит более, чем скромно. Валера идет за мясными консервами «Тёма». Я перебиваюсь блинчиком и омлетом из одного яйца. Свежевыжатый сок из папайи, джем, кофе, тосты, фрукты – манго и папайя, вот собственно и все. Валера вспоминает про булочки, выданные во второе кормление в самолете и прихваченные с собой. С удовольствием съедаю и булочку.

К нам приезжает Дмитрий из компании Altezza travel. Просит заполнить анкету, чтобы проверить, все ли у нас есть из одежды и снаряжения для восхождения на Килиманджаро, спрашивает о физической подготовке. Валера рассказывает про Эльбрус, а я про мои три полумарафона, которые я пробежала в Москве. Дмитрий объясняет необходимость принимать Диамокс (непатентованное название или дженерик и в российской фармакологии - Диакарб). Данный препарат является профилактическим средством, способствует оттоку жидкости из организма, предотвращая отек мозга, проще говоря, сглаживает протекание горной болезни на больших высотах. Он извиняется за столь «радушную» встречу в аэропорту и возмещает убытки. Немного рассказывает о восхождении. Говорит, что подняться на вершину можно, хоть и тяжело. Поведут нас одиннадцать сопровождающих, но только двое из них с нами. Я в предобморочном состоянии от счастья, практически падаю со стула! Чувствую себя белой госпожой. Проносится мысль: «А может на руках нас занесут?». Еще Дмитрий говорит о том, что если останутся силы, то можно будет сходить к ледникам. Объявляет верхнюю границу чаевых для сопровождающей команды, ни много, ни мало 400 долларов.
Мы едем с ним на машине в центр Моши. По дороге Дмитрий показывает нам офис, откуда мы завтра будем выезжать. Потом меняем с ним по выгодному курсу доллары на шиллинги. На почте отправляем домой открытки с горой и зебрами. Дмитрий нам показывает приличное кафе «Мимоза», где можно без угрозы для здоровья вкусно поесть. Получаем инструкции как вести себя с хелперами. Это такие аборигены, которые начинают приставать, здороваться и заговаривать зубы, чтобы только у них что-нибудь купили. Их надо игнорировать и не вступать в дебаты, тогда они отстанут. Заходим в сувенирный магазин и зависаем в нем. У нас всего один свободный день и хочется все успеть – и поплавать в бассейне, купить сувениры, просто отдохнуть. Каждый из нас набирает сувениров примерно на сотню долларов. Хочется взять все, но есть ограничения - в моем бауле и Валерином рюкзаке с толком использован каждый сантиметр пространства. У нас с собой все от шорт до зимней горнолыжной куртки. Но сувениры здесь необычные. Особенно привлекают африканские маски – произведения художественной пластики, а также статуэтки из эбенового дерева.

Идем на обед в рекомендованное кафе. Валера долго объясняет красивой стройной черной официантке правила приготовления блюда для него. Делаем фотографии этой девушки. Очень колоритная внешность – красива по-африкански. Валера берет у нее адрес электронной почты, чтобы потом отправить фотографии. Наслаждаюсь едой и свободой от офисного рабства. Лаврусь без умолку болтает, балагурит, с прищуром разглядывая меня, чем постоянно смущает. Наверное решает про себя, с кем же он связался?
В отель поле обеда топаем пешком, по жаре. В городе чисто, есть высотные здания, построенные на западный манер. Магазинчики разные, некоторые представляют из себя безобразные сооружения из картона. Ориентируемся на местности по Валериному планшету. Но он все время отвлекается на танзаниек. Они крупны и фигуристы, носят яркие одежды, на голове подносы с бананами, их походка грациозна. Была бы я мужчиной, тоже бы заглядывалась. Ко мне периодически пристают хелперы с африканскими картинами на тканях в руках, свернутые в рулоны, они пытаются заговаривать мне зубы. Стараюсь не обращать внимание, хотя удается с трудом. А вокруг яркая растительность, чистое бирюзовое небо. Под таким небом все яркое! Машины в городе - от европейских марок до тук-туков и очень много мотоциклов. При этом никто никуда не спешит, И мы на время забываем московскую суету. С интересом оглядываемся по сторонам, но осторожно … Валера делает вид, что просто рассматривает окружающий мир, а сам все подряд фотографирует на свою камеру SONY Alfa с поворотным дисплеем, делая это невзначай, чтобы никто не заподозрил, Африка же… А вот если заподозрят…говорит он, и если я буду плохо вести…, то он грозится отдать меня в дикие африканские племена на съедение, или, что еще страшнее, замуж за вождя, я же белая женщина! Привыкаю к его юмору, потом на Горе это станет его главной шуткой, способной реанимировать меня в любое время и в любом месте. Беззаботно хохочем от души!


В отеле идем в бассейн. После заплыва и серии ныряний под щебетанье птиц и стрекот цикад на некоторое время засыпаем прямо на лежаках под пальмой. Ночью мы почти не спали, поэтому спим крепко и даже похрапываем. После часа сонной медитации, я с усилием тормошу свое заснувшее сознание. Темнеет и Валера предлагает сходить поужинать. Я без ужина могу, а он нет. Идем пешком и через десять минут очень резко становится темно. Во-от это да! В темноте промахиваемся и уходим на трассу. Так как идем непрерывно и увлеченно разговаривая, то не замечаем, что движемся уже давно в неизвестном направлении. Тротуаров нет, мимо проносятся большие грузовики, мотоциклы, все нам непрерывно сигналят, приходится лавировать между дорогой и обочиной. Встречается очень много бегунов. 28 февраля в г. Моши состоится международный марафон. Видимо местные участники добросовестно готовятся, пробегая свои последние тренировочные километры перед соревнованиями. Представьте – темно, как у негра где-то… и африканец бежит и одежда без отражателей. Но нас это не касается, над нами чистое звездное небо, Валера указывает на созвездие Южный крест, его здесь видно особенно отчетливо среди мириад звезд и созвездий.
Идем очень долго и, наконец, понимаем, что идем не в ту сторону. Ориентируемся по планшету… о-ох как промахнулись и теперь придется возвращаться. Крутимся на месте, пытаясь сориентироваться
- Смотри!- говорит Валера. Справа от нас в ночной дымке виднеется Килиманджаро. В темноте он выглядит зловеще. Южная сторона, вулкана покрыта снегом и белеет под чистым звездным небом, живописная картина горы как на классической фотографии.
- Мне страшно – я ежусь и хоть и душно, покрываюсь мурашками.
- Мне, думаешь, нет?
Стоим минут пять, как завороженные, потом продолжаем свой путь какое- то время молча.

После ужина в кафе берем такси до отеля, мы осоловели от еды и идти пешком по темноте уже просто лень, да и опасно. Остатки вечера проходят в сборах. Разделяем одежду и вещи на те, что оставим в офисе компании Altezza travel и те, что возьмем с собой. Завтра начнется наше восхождение - у Валеры второе, у меня первое в моей жизни.

23.02.2016
первый день восхождения

Кто здесь не бывал, кто не рисковал -
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес:
Внизу не встретишь, как не тянись
За всю свою счастливую жизнь
Десятой доли таких красот и чудес.

Владимир Высоцкий

Подъем, туалет, скудный завтрак. На этот раз дают омлет по-испански, тосты и блинчик. Кофе предлагают уже растворимый, джем не принесли. Начинаем пить диакарб по 250 мг. Пока завтракаем, во двор отеля въезжает минивэн. Багажник на нем почти до упора забит упакованными в водонепроницаемые мешки баулами. В минивэне толпа африканцев, один из них выходит с телефоном, сдается нам, что это наш главный гид. Темный парень в светлой панаме, только глаза немного раскосые.
- Не за нами? – киваю я головой в сторону машины.
- Фиг знает, может за нами. Доедай, пойду узнаю.
Стараюсь скорее закончить с едой. Валера возвращается.
- За нами! – Не торопись. Я пока баулы вынесу.
В машине приехала наша команда- портеры, гиды и повара. Знакомимся с нашим главным гидом, его зовут Виктор (христианин!), ему 31 год. Забрасываем свои баулы и вещи к ним в машину. Из последних сил пытаемся отправить фотографии своим близким по WatsApp, чтобы запомнили нас такими.. Но по утрам Wi Fi здесь плохой, снимки не отправляются. Едем в офис Altezza travel.

Там нас встречает Дмитрий. Разуваемся, проходим. Передаем ему вещи, деньги, документы под опись. В офисе ребята из Ижевска. Они только что вернулись из Кении, были неделю на сафари, в восторге от этого. Они тоже идут на Килиманджаро, но по Мачаме раут. Желаем друг другу удачи!
Отступление. Килиманджаро. О ней все можно прочитать в интернете. Находится в 320 км южнее экватора в Танзании - «гора, которая блестит из-за ледников», рядом с границей Кении. Килиманджаро состоит из трех вершин – Шира - 3962 м., скалистая Мавензи - 5149 м. и Кибо. Самая высокая точка - пик Ухуру, высота 5895 метров, расположен на Кибо, что является целью всех клаймеров (climber- восходитель, альпинист).
На Кибо пик Ухуру можно подняться несколькими путями. Это Лемошо, Мачаме, Ронгаи, Мвека, Шира, Марангу. Марангу или Кока-кола раут является самым популярным маршрутом, так как оборудован домиками для проживания, столовыми, туалетами. Остальные маршруты предполагают отдых в палатках. Тем не менее из-за быстрого набора высоты именно Марангу не очень рекомендуют новичкам. Но из-за ухоженности троп и баз именно сюда прутся большинство неискушенных клаймеров. Набор высоты в день по данному маршруту – до 1000 метров при норме в 500. У Маранги второе название Кока-кола раут, так его прозвали потому, что на первых порах это путь был популярен у американцев и вся тропа была усеяна пустыми пластиковыми бутылками из под кока-колы. Сейчас использование пластиковых бутылок во время восхождения запрещено, только фляжки и поилки.
У Марангу раут три альплагеря:
1. Мандара-хат 2750 м. Домики, построенные норвежцами, каждый на четырех человек, большая столовая, туалеты, охрана от лесных зверей.
2. Хоромбо-хат 3720. Такие же домики, туалеты, две столовые, домиков намного больше, чем в Мандаре-хат. Лагерь более вместительный, так как здесь на передержке находится большее количество людей. Во-первых здесь проводят лишний день для акклиматизации с выходом на Зибра рокс или к подножию Мавензи, а также отдыхают клаймеры уже спустившиеся с горы. Здесь уже холодно и здесь начинаются проявляться первые признаки горной болезни.
3. Кибо-хат 4720. Самый высокогорный альплагерь. Здесь находятся два больших барака, есть туалет. Едят здесь в комнатах, похожих на хостел. Холод собачий.
Едем час из Моши до национального парка Марангу 1800 м. Наш маршрут Марангу раут расположен на восточной стороне Килиманджаро. Уже по дороге жалеем, что послушались Дмитрия и оставили все деньги в офисе, так как нам предлагают купить панамы с надписью «Килиманджаро», мы бы и рады, да не на что. Я в первый раз за границей, среди пока неизвестных мне африканцев, без единого цента в кармане и не имею с собой банковской карты, и даже без документов. С собой только копия загранпаспорта. Уйя!
Мы на месте, наша команда разгружает машину. Валера объясняет нашему главному гиду Виктору, как для него нужно готовить, у Валеры диета: ничего жаренного, острого и сильно соленого, только вареное. Мне приходится соглашаться, в принципе для меня это тоже не плохо. Виктор убегает получать для нас пермиты (разрешения на подъем) и периодически проносится мимо с кипой каких-то бумажек. На территорию парка можно идти только с гидами и портерами. На входе стоит охранник с автоматом. Мы с Валерой сидим на скамейке у сувенирного магазина, пьем воду из выданных нам пластиковых бутылок. С собой их брать нельзя. Периодически ходим фотографируемся. Перед регистрационным окном суетятся люди. Кто-то в шортах, футболках и в кроссовках. Кто-то в штанах, футболках с длинным рукавом, треккинговых ботинках. У всех большие рюкзаки. Они в них что-то складывают или утягивают. У каждого свои дела.



Нам готовят еду на перекус на сегодняшний подъем и приносят ее в ланч боксах. У Валеры диетический ланч бокс, у меня с жареными оладушками. Складываем себе еду к себе в рюкзаки, что взяли с собой.
Пошли. Проходим через ворота Марангу-гейт. Нам желают Good luck! 11-30, время здесь как в Москве, тот же часовой пояс!
Джунгли, самые настоящие джунгли. Температура +30. Влажно. Я в кроссовках, треккинговых брюках, футболке. На голове кепка с накидкой для защиты ушей и шеи, чтобы не сгореть на солнце, платок на шее для того же. В горах солнце очень опасное, сгораешь на раз. Треккинговые палки, за спиной рюкзак с личными вещами и фляжкой для воды. Фотоаппарат болтается на шее (простая мыльница Sony Cyber-Shot). Валера побоялся надеть футболку, объясняя это своей способностью быстро сгорать, поэтому он в рубашке с длинным рукавом. И он в панаме, и мне кажется, что это лучше, чем кепка с накидкой. Хотя время покажет.
Знакомимся со вторым гидом, его звать Джума, ему 27. «Джамбо, Джума!». Слово «Джамбо!!» мы будем говорить всем и везде! На суахили оно означает «Привет»! Правда самым популярным у нас будет pole, pole – поле, поле или тише, тише. «Поле, поле…» - отвечает Джума. Валера предлагает свой слоган, свою любимую пословицу на китайском, она написана у него на страничке в ЖЖ «yībù yībù de huì dào mùdì» - «шаг за шагом можно достигнуть цели». Привычное step by step здесь не популярно, по крайней мере среди нас. Или по-китайски или на суахили. Так мы и пойдем с основным набором этих фраз и слов. У наших гидов за спиной огромные рюкзаки. В них они несут для нас литровый баллон с кислородом, термосы с чаем, водой, минимально необходимое медицинское оборудование и аппаратуру для нашего спасения в случае чего. Джума и Виктор сразу задают темп. Виктор первый. Он идет «поле, поле». Мы и ребята говорим на ломаном английском, рассказывая о себе. Валера задает тон и окраску разговора, а говорил, что по-английски ни бум-бум, правда иногда все же спрашивает, как сказать то или иное слово. У Виктора высшее образование, он интересуется политикой, знает о России, о Путине и даже о Лаврове, мы с ним беседуем о мире, войне в Сирии, Украине, санкциях. Сходимся во мнении, что во всех бедах виноваты американцы. Делимся о своих мечтах относительно Килиманджаро. Тропинка иногда позволяет идти даже вдвоем, она ухожена. Переплетенные корни деревьев, вытоптанный толпами покорителей Кили маршрут, так, что блестят камни, дорога в джунглях, не заблудишься. Макаки, птицы, ворчливые цикады, яркое солнце и слепящее голубое небо, водопады. Все это создает ощущение, что мы вышли на неспешную пешую прогулку без цели. Лес благоухает, настроение эпическое, приподнятое.

Иногда встречаем людей, которые идут обратно. Они не выглядят сильно уставшими от непомерных нагрузок. Большинство в шортах и майках. А дорога уверенно идет вверх. Дыхание пока ровное.
К восхождению мы тщательно готовились. И я и Валера бегали по этажам своих многоэтажек. У его дома 22 этажа, у меня 14. Семь раз туда и обратно, вверх и вниз на 14-й этаж. Два-три раза в неделю за полтора месяц до поездки. Иногда, когда я делала это в треккинговых ботинках ранним утром, у соседей вываливались сигареты изо рта. Валера занимался дополнительно на тренажере, а я бегала по парку. Валера пошел дальше и ходил по этажам в training mask (специальная тренировочная маска, которая затрудняет дыхание и тем самым тренирует выносливость для гор). Я этого делать не стала. Кроме того, перед поездкой мы прошли курс инъекций – прокололи мексидол и мильгамму по десять уколов каждого препарата. Возможно все это помогло нам в дальнейшем. Мне так точно. Хочу сразу оговорить: подъем на Килиманджаро рассчитан на физически подготовленных людей. Это утопия, что на нее можно подняться просто так, встав с дивана. Не верьте рекламным проспектам! Готовьтесь, как следует. И если не можете уверенно пробежать пять километров, а еще лучше десять, не мучайте себя, не тратьте деньги и не ходите на Килиманджаро!
Пьем воду, ее надо пить очень много. Валера несет с собой сладкий чай, сделанный еще в отеле. Мы знаем о его целебной силе для альпинистов.
Прошли 5 км. Все, я насквозь сырая. Вот интересно, как и где я буду мыться? В рекламном проспекте от Семи вершин написано, что на двух базах есть душ, правда Дмитрий из Altezza travel предостерегал, что, если принимать водные процедуры, то можно простыть, на базах холодно, особенно он не рекомендовал мыть голову.
Перерыв на ланч-туалет, скамейки, столы, все предусмотрено, отличная инфраструктура! Неспешно перекусываем. Разваливаюсь на скамье, сомлела, но долго отдыхать нельзя. Поднимаемся и снова в путь.


Через четыре часа пути – Мандара-хат. Проходим регистрацию (необходимо указывать даже номер паспорта). Нам дают домик на двоих, скворешник скворешником - одна крыша и пол. Под домом стоит аккумулятор, заряжается от солнечных батарей на крыше домика. От аккумулятора освещение. Розеток нет. Внутри четыре спальных места, есть матрасы и подушки. Блин, спать с чужим мужчиной в одном помещении?! Ладно, это как в купейном вагоне до Владивостока. К концу станем родными, наверное. Посмотрим, кто каков. Лишь бы не храпел. Приносят две плошки с горячей водой (так будет всегда, утром и вечером две плошки с горячей водой и жидкое мыло). Портеры принесли наши баулы. А писали, что портеры теряются по дороге, а у нас нормальные портеры, не теряются, но мы все равно носим с собой сменную сухую одежду. Здесь ветрено, одеваемся потеплее. Делаю попытку помыться остатками теплой воды. Душевые то здесь есть, но воды в них нет, и нет ничего под ноги, чтобы можно было встать и просто полить на себя теплой водой, оставшейся от умывания. Душ на Маранге – миф! Я взяла с собой много влажных салфеток. Активно ими пользуюсь. Считаю про себя: шесть дней придется вытираться влажными салфетками, голову не мыть и я как буду выглядеть? Наверное просто супер! Ну что ж…. попробуем пережить и это.
Пока устраивались, позвали на перекус. Попкорн и арахис, чай, джем, шоколад, какао, мед. Сидим в столовой. Всё у них цивилизованно, даже скатерти есть. Нашего официанта (у нас собственный официант) зовут Саид. Он все время улыбается и старается угодить, но по-английски совсем не понимает, по-русски, естественно, тоже.

Солнце потихоньку садится, становится прохладно. Зовут на ужин, нам наготовили целую кучу еды. Вареная курица, куриный суп, помидоры, рис, фрукты (папайя). Все время готовили столько, что мы не могли съесть (оказывается, нашу еду, что мы оставляли доедали портеры, это мы узнали чуть позже), мы просили делать нам порции меньше, но нам все равно приносили больше, чем нужно. За ужином немного выпиваю виски. Взяла с собой маленькую 200-граммовую бутылочку с собой, чтобы крепче спать. После ужина идем гулять. К лесу нас не подпускают, остерегаются зверей. Людей на базе достаточно много. Ходим по базе с интересом. Кто-то сидит у столовой, кто-то ходит с фотоаппаратом. Но долго не разгуляешься, идем в домик, потому что стало темно.
Приходят Виктор и Джума. У них с собой стетоскоп и оксиметр (маленькая прищепка с экранчиком, которую одевают на палец. Прибор показывает пульс и уровень оксигенации - насыщенность крови кислородом). У Валеры пульс высоковат, от 92 до 102, уровень кислорода 89. У меня пульс меньше – колеблется от 68 до 74, уровень кислорода 89-91. У ребят медицинские листы, на которых они фиксируют наши показания: есть ли головная боль, есть ли диарея, принимаем ли мы препараты от малярии, и просят оценить уровень самочувствия от 1 до 10. Валера шутит и называет Виктора «Доктор Килиманджаро», хорошо хоть не Айболитом. Тот смеется и соглашается. Прослушав наши легкие, Виктор произносит – Excellent (Отлично)! Договариваемся о планах на утро. Подъем в 6, в 6:30 завтрак, выход в 7-7:30. Нам приносят две горячие грелки, обшитые плюшем, для спальников. Вот это сервис!
Я вдруг вспоминаю, что не поздравила своего друга с 23-м февраля, а он как партизан, молчал, и даже не намекнул, что сегодня вообще-то День защитника Отечества. Мне становится стыдно, что я забыла про все на свете, видимо события последних дней вытеснили любые мысли о празднике, хотя стоп… отца и брата утром я поздравила…. Мне трудно объяснить, что же произошло на самом деле. Приходится извиняться. И хоть и поздно, я поздравляю Лавруся, который тут же надувает губы (или делает вид, что надувает) и говорит, что в отместку он не поздравит меня с 8-м марта. Я воспринимаю это как шутку (Лаврусь не может не поздравить, на него это совсем не похоже), хотя на самом деле мне жутко неудобно за мою невнимательность.
После «выяснения отношений» разворачиваем свои спальники и ныряем в них. Мой спальник - это целая история. Сам по себе он шикарный, но вот складывать его о-о-о-очень трудно, так как чехол маловат. Про то, как складывать, Валера хотел написать отдельную главу.
- Тебе страшно?- спрашивает он.
Я не могу ничего ответить. Мне чудно и интересно, что же будет дальше? Я ничего не загадываю. Как пойдет так и пойдет. Да и с ним мне не страшно. Я же не одна. Валера все-таки обо мне заботиться как о женщине и развлекает, как может. Может, чтоб не сбежала… Ему то одному тоже не очень. «А поговорить?» - его любимый вопрос. С кем он будет разговаривать, если сбегу..?
Лежим по спальникам. Валера рассказывает про Героя Советского союза летчика Воронина, который решил, насмотревшись на женское горе во время войны, дарить немного счастья многим женщинам. На память приходит женщина – учительница с перекрученными чулками. Засыпаю, ночью мне становится в спальнике жарко. Но я не рискую из него вылезать или как-то раскрываться - боюсь простыть.

24.02.2016
второй день восхождения

В шесть утра первым встает Валера, он идет фотографировать рассвет на Мандаре. Я делаю вид, что еще сплю, хотя уже давно дремлю и все время ерзаю в спальнике. О-о-чень не охота вытаскивать себя из него на утренний моцион, хотя уже конечно пора бы. Делаю усилие и нехотя встаю. После утренних процедур тоже иду фотографировать рассвет.

На завтрак приносят много всякой еды: омлет, тосты, блинчики, вареная курица, фрукты. Не торопясь завтракаем. Принимаем диакарб, теперь это правило. Снова приходят Виктор и Джума, медицинская проверка. Мой пульс как секундная стрелка – 73, у Валеры переваливает за сто. Это соревнование он мне проигрывает. «Доктор Килиманджаро» прослушивает наши легкие. Стетоскоп холодный и я пищу, когда меня касается холодный металл. Все Ок! Сегодня иду в футболке с длинным рукавом, уже не так жарко. Прическа вроде пока еще ничего, сама тоже. Портеры забирают наши баулы и уходят.
С нами идет Джума. Он первый, Виктор остается, чтобы завершить сборы остальной команды. Сегодня идем медленнее, чем вчера, нам предстоит пройти 13 км, а не девять как вчера. И перепад высот тысяча метров. «Поле, поле» звучит чаще. На тропе Мандара-хат - Хоромбо-хат людно. Возвращаются клаймеры, портеры снуют туда-сюда с тюками, едой, корзинами, водой, яйцами и еще бог весть знает с чем, сидят по бокам тропы- отдыхают, перекусывают. «Джамбо!» - кричим мы им. А вон портер с сигаретой.
- Даймокс? –спрашивает у него Валера, указывая на сигарету.
- Ийес! – слышим в ответ. Улыбка на лице африканца расползается до ушей. Всем весело, мы хохочем вместе с Джумой и догнавшим нас Виктором.
Тропинка становится уже. Все время приходится уступать дорогу. Всем, блин, «Джамбо»! Через пол часа растительность заканчивается, начинается саванна, травянистые склоны. Много эндемиков. Сенеции и какие- то растения, у которых шишковидный отросток насажен на лохматый зеленый стебель. Валера пробует поилку. По дороге часто пьем как на ходу, так и присев на камни. Дорога похожа на путь в Изумрудный город из мультика.

И Лаврусь запевает песню - Мы в город изумрудный идем дорогой трудной ……..идем дорогой трудной, дорогой не простой….. Заветных три желания Исполнит мудрый Гудвин, И Элли возвратится и Элли возвратится с Тотошкою-ю-юююю домой!. - Медведь мне не только на уши наступил, но еще и потоптался, но я все равно пою, старательно вытягивая слова, и пытаясь попасть в такт. Интересно, кто из нас Тотошка, а кто Элли?

Ощущаю как иногда сильно и гулко начинает стучать сердце, подъем вроде бы не очень крутой, но, тем не менее, физических усилий теперь надо прикладывать значительно больше, чем вчера. Нам на встречу попадаются счастливчики, которым уже удалось подняться. Накануне в непутевых заметках по первому каналу Дмитрий Крылов рассказывал про Килиманджаро. Ему удалось дойти только до Гилман пойнт (что это, напишу позже, но это не вершина), поэтому все, кто дошел до вершины для меня герои. Встречаем англичан, словоохотливая девушка на наш вопрос - «Получилось?» - рассказывает, - «Было очень и очень тяжело. Идти надо медленно, медленно, пить много, много воды, обязательно есть, даже если не хочется, есть шоколад и пить много чая, а также хорошо и много спать и отдыхать. И тогда все возможно», - говорит она и добавляет, - «Было очень очень холодно, и ветер».
«Отвезите меня в санаторий, только там возможно сочетать то, что она перечислила» - думаю я. От моей несерьезности и легкого отношения к данному мероприятию не остается и следа. Шутки заканчиваются. Идем, иногда запыхавшись, часто делаем остановки. Вижу возвращающуюся женщину, она бойко идет и машет треккинговыми палками. Знакомый костюм Bosco с надписью Russia на груди.
- О, наши – радуюсь я. Тетеньку зовут Надежда (нам потом сказали в Хоромбо), она из Питера. Килиманджаро ее мечта семилетней давности. Она дошла до Кибо хат, это 4720 м. Но ей примерно за шестьдесят, и она рада и безмерно счастлива, что ей удалось сделать это. Ее цветущий вид вдохновляет нас. Если у человека есть настоящая мечта, она обязательно исполнится, и не важно сколько тебе при этом лет!
Идем. Делаем остановки, пьем чай с шоколадом. Угощаем нашим Российским шоколадом Виктора, он аппетитно его жует, видимо нравится. Валера рассказывает мне анекдоты, и переводит их для Виктора и Джумы. Рассказывает про эволюцию человека и причины возникновения моногамии – продовольствие за гарантированный секс. Вон оно что…. на что это он мне намекает? А воздух постепенно становится жиже, запахи исчезают. Иногда начинаю дышать ртом, но большой физической усталости пока нет, ведь я тренированная девушка. Яркое солнце светит в глаза, без очков уже невозможно. Виктор радуется хорошей погоде, говорит, что какие люди, такая и погода. Нам это льстит, сегодня отличная погода, значит и люди мы хорошие! Местность иногда напоминает предгорье Северного Кавказа. Сходимся в этом мнении с Валерой. Только большое количество эндемиков вокруг выдает, что мы в Африке.
А Валера, не умолкая, рассказывает обо всем: Александре II, Николае II, Сталине. За разговорами, не замечаем, как пришли на стоянку. Пора принимать ланч. Скамейки, столы. Куриный супчик уже готов. Тосты, курица, рис. Не сколько едим, сколько отдыхаем. Мы начинаем радоваться каждой остановке, но ланч окончен! Подъем.

Меня раздражают нескончаемые потоки портеров, постоянно обгоняющих и спускающихся, все время приходится уступать дорогу. На дороге все чаще появляются валуны и огромные рыжие булыжники, тропа тоже стала рыжая. Между камнями текут ручьи, это тают ледники. Делаем много фотографий.
- Сколько еще до Хоромбо?- спрашиваем у Джумы.
- Двести метров, почти дошли!
Как потом оказалось, идти надо было еще километра три, а двести метров это был перепад высот.
Валера показывает мне мачту, там летают птицы
- Видишь, вон там и лагерь, птицы где люди и еда.
- Ё маё - сокрушаюсь я.
Дыхание сбивается все чаще, сердце колотится все сильнее. Начинается высокогорье. Ну-ка, и где у нас горняшка?


Хоромбо-хат. 3720. Мы на уровне облаков. На этой базе мы проведем три ночи. Ветер гуляет, как у себя дома, надеваю пуховку. Регистрируемся.

Нас подселяют в домик к шведам. Знакомимся, их зовут Николас и Андреас. Мне грустно и холодно. Три мужика в домике. Интересно, кто их них храпит по ночам? Прошу Валеру выгнать иностранцев, хочу переодеться. Приносят наши баулы. Блин, а они свои вещи уже разложили. По-моему, они тоже не очень рады гостям, как и мы их соседству. Нам придется летать по воздуху, чтобы разместиться в этом скворешнике. Только я переоделась, приходит Виктор, он договорился с кем-то из персонала альплагеря и нас переселяют в отдельный домик. Наверное, мне так кажется, мы им нравимся. Второй домик такой же скворешник, как и на Мандаре, только щели в полу и в дверях шире. В домике пока тепло.

Приносят теплую воду. Воды в плошках меньше. Зовут пить чай. Наша столовая, тут их две, крайняя. Ужин будет позже. Попив чая, идем обследовать базу.
Хоромбо намного больше Мандары. Это основной альплагерь Маранги. Тут люди проходят дополнительный день акклиматизации (Он обходится по 200 долларов с человека). Сюда спускаются туристы в день штурма. На базе два туалета, один деревянный и в нем душевые комнаты без душа и один каменный, внутри зеркала, вода в кранах, все выложено плиткой. База поделена на две части, одна для обслуживающего персонала, вторая для белых господ, решивших найти себе приключения и имеющих на то деньги.
Рядом с домиками, чуть ниже палаточный городок. Это восходители с другого маршрута. У них выстроен свой туалет, есть колонка с водой. Видим ряд ярко оранжевых палаток и палатки типа душевых. Идем гулять по скалам – валунам по едва заметной тропке в сторону от палаток. Перед нами открывается обалденный, сногсшибательный вид. Облака кажутся на уровне вытянутой руки. Они густые, местами как взбитое суфле или вздымаются пушистой горой над основным уровнем, кажущегося теплым молочным парным молоком. Солнце постепенно склоняется к горизонту. Отсюда видно Кибо и Мавензи. Я с тревогой вглядываюсь на Кибо. Выглядит вершина совсем не страшно.
Возвращаемся, для этого надо подняться в горку. Дыхание снова сбивается, это дефицит кислорода!

Домик нагрелся за день от солнца. Ложимся отдыхать поверх спальника По-немногу кимарим. Нас зовут на ужин. Вдруг понимаю, что есть то мне не очень- то и хочется. Странное ощущение. Валера, говорит, что это горняшка. Really? Это начинается так? Сам он жалуется на легкую головную боль.
А что на ужин? Борсч. Что-что? Борсч - пытается выговорить повар. Его зовут Эдуардо, а может Эдвард, но я крещу его Эдуардом, Эдиком. Решил нам угодить.
Рядом с нами русские девчата. Выясняем, некоторые из них живут в России, а некоторые в Чикаго (только одна из них настоящая американка, та, что самая некрасивая, наши-то красавицы!). Девушки - довольные и счастливые. Они сегодня с вершины и обсуждают свой подъем. Одна из них уже трижды поднималась на Кибо на пик Ухуру. С самой бойкой разговаривает Валера. Она рассказывает, что было жутко тяжело, что последние сто метров ползли почти на карачках. Что очень там ветрено и страшно холодно. Но вершина стоит того, чтобы попасть туда! Валера спрашивает, есть ли разница между подъемом на Килиманджаро и на Эльбрус. Энергичная девчонка (это она организовала восхождение, собрав команду девушек по интернету, это она была и в Непале, и попала в 2014 г. под снежные заносы и лавины, и она поднималась на Эльбрус) рассказывает: «Они разные, их не сравнишь, хотя показалось, что Кибо сложнее. Очень вымотала обратная дорога два часа по сыпухе. Да и к Ухуру будет тягун (длинная дорога с подъемом), еле доползли».
Одна из девушек, что сидит рядом со мной, добавляет, что она слушала какую-то аудиокнигу и ей это помогло…так время проходит незаметнее.
Я слушаю и мне не много не по себе. Но я ничего не оцениваю, но и не загадываю.
Ем совсем чуть-чуть, аппетита нет. Борщ люблю, а тут только две ложки съела. Пью сладкий чай. У Валеры аппетит пока хороший. А за спиной постоянно клацает дверь, она до конца не закрывается и мне постоянно дует в спину. Людей в столовой много. Повара приносят еду и уносят пустые тарелки. Пока несут еду, она успевает остыть. У меня на сегодня лишь одно желание. Очень хочу под горячий душ. Где ж его взять? В туалете из под крана течет ледяная вода. Нужно мужество, чтобы ею умываться, а одна женщина при мне чистила там зубы.. сильная духом эти женщина… Бррр. У меня мурашки. После ужина идем в домик и жалеем, что не взяли с собой фонарик, потому что стало темно как у негра …. Спотыкаемся о камни.
«Еще не хватало растянутся где-нибудь, вот прикол - то будет» - думаю я. «Будет потом возвращение Элли на Тотошке….». Ступаю на ощупь очень осторожно.
Взяла фонарик, карабкаюсь в туалет, он на горке и я задыхаюсь. Мужская часть находится ниже, чем женская. Почему такая несправедливость? На последних шагах дыхание сбивается совсем. Меня это тревожит. Если на 3720 так, то что же там будет, выше? Делюсь своими мыслями с Валерой. Он успокаивает, говорит, что тоже задыхается, и что это пройдет. И еще стало холодно. Тепла теперь нет нигде. Из рта идет пар и нет ни единого места, где можно согреться.
Хожу здесь уже в беговой шапочке и перчатках, не снимая ни в столовой, ни в домике. В домике ощутимо задувает в щели. К нам приходит медицинский контроль. Договариваемся с гидами на завтра. Утром подъем не ранний, так как у нас акклиматизационный день и мы идем на Зибра рокс. Спешить особенно некуда.
Мы с Валерой постоянно о чем то беседуем. Он молодец, не унывает, все время шутит, меня развлекает, о чем-то спрашивает, тормошит, когда я ухожу в себя. Периодически задает вопрос, как я себя чувствую, каково мне вообще. А я ничего не чувствую, особого страха нет, только немного напряжена и холодно мне. Но ложусь спать пока без шапки, но в перчатках.
- Морозова, мне с тобой комфортно. Я маялся, думал будет не так.
- А мне с тобой, и не маюсь я. – а про себя подумала: «Ты не подведешь, я знаю». - как будто знаю это очень давно.
Отбой.


25.02.2016
третий день восхождения. Зибра рокс.

Хоть у нас и поздний подъем, Валера все равно просыпается в начале седьмого.
- Хорош валяться! - будит он меня, - вставай, самые хорошие фотографии получаются на восходе. - И выбирается из своего спальника. Думаю, что сейчас его убью. Не дал поваляться в выходной, можно сказать день, командир, блин.
- Ты где восход увидел?- упрямлюсь я, хотя бока, если честно, уже отлежала все.
- Нос высунь, - отвечает он и уходит.
Мой организм кричит, что пора вставать. Раз, два… на счет три вылезаю. Брррр… Дубарина какая. Про себя отмечаю, что это подвиг - вылезти из тепла на холод.
Запинаясь нога за ногу, иду тоже фотографировать восход к склону горы. А там! … Я стою вровень с облаками, золотой шар солнца выкатывается из-за склона, сначала появляются лучи, они расходятся, а потом появляется само светило, облака подсвечиваются и на этом фоне очертания скал принимают сказочный вид. Панорама из Аватара, да и только. Вживую!


Наэкономили воду от умывания. Решаюсь сполоснуться. Солнце начинает нагревать воздух и становится не так холодно. Пищу от холода и выливаю остатки теплой воды на себя прямо у реки, потом быстро одеваюсь. Господи, полегчало-то как!
. Несут кашу в термосах. Завтрак. Каша - это крупа, сваренная на воде и причем очень жидкая. Но мы рады каше. Официант наш немного бестолковый. Может принести кашу, не принести тосты. Или принесет тосты, не принесет больше ничего и так далее в различных вариациях. Как я уже писала, у нас все время дует холодный ветер, поэтому пока несут еду, она успевает остыть. Только супы и каша теплые, так как их носят в специальных термосах. После каши следует омлет, тосты, блинчики, манго, и всегда арбуз. Я его упорно не ем, мне его упорно приносят. Валера не ест фрукты вообще. Сегодня я опять не хочу есть, но что-то запихиваю в себя и пью кофе и какао, вот так, и то и другое и больше ничего. А ведь по жизни я любою вкусно поесть! На завтрак встречаем вчерашних девчат, они идут вниз, желаем им удачи.
Для всех, кто возвращается , их команды портеров поют песню:
«Килиманджаро, Акуна матата!»
Веселая такая песенка! Все встают под баннер и, приплясывая, поют, туристы хлопают в ладоши и тоже поют и пританцовывают. Выглядит все очень трогательно (чем больше оговорена сумма на чаевые, тем больше команда вкладывает душу в эту песню, они сами так говорят).
Мы позавтракали и никуда не торопимся. Ждем нашего «Доктора Килиманджаро». Пойдем на Зибра рокс, на высоту 4000 м., посидим там, поакклиматизируемся. Пойму хоть что это такое- акклиматизация. Мы специально взяли для этого дополнительный день, чтобы привыкнуть к высокогорью и повысить вероятность успешного подъема на Кибо.
Надеваем треккинговые ботинки, в которых пойдем на штурм. Надо проверить, как они на ноге, на сколько удобно.
Выходим, с нами Виктор, Джума, и третий - Юсуф. У Виктора и Джумы традиционно большие рюкзаки, третий идет пустой. На тот случай, если кому-то из нас станет плохо?
Идем очень медленно, медленней чем предыдущие два дня. Валера рассказывает мне о поломке организма в горах у спортсменов.
У спортсменов бывают неприятности с восхождениями, у них подъем на большие высоты организм воспринимает как следующую тяжелую тренировку и не приспосабливается к условиям высокогорья. Так было с французскими велосипедистами, и с некоторыми марафонцами. Я бегун. Бегаю три-четыре раза в неделю по 8-10 км. Но это не профессиональный спорт, это же физкультура? Я жду, включится ли у меня автомат или нет. Идти сначала становится очень тяжело. Нам надо пройти 3,4 км вверх, это примерно два часа. Вышли мы в 10 утра, значит должны вернуться часам к двум-трем.
Первые десять минут я просто жутко задыхаюсь. Меня все больше начинает беспокоить штурм. Все, кто взошел, говорят, что это очень тяжело, и еще очень и очень холодно из-за ветра. Я плохо переношу холод, поэтому боюсь его больше всего. Через какое-то время забываюсь, все- таки автомат мой включился! Вдох – шаг – выдох - шаг. Видим Зебра рокс. Красивая полосатая скала, действительно похожа на зебру. Одна вертикальная полоса, по которой течет вода, черная, вторая рядом рыжая, потом опять черная, рыжая.. Такая полосатая скала вышла, чисто природное явление. Подходим к скале, там еще пара групп. Фотографируемся. Я в треккинговых штанах, в футболке с длинным рукавом и в ветрозащитной куртке, вся вспотела. Валера сжалился надо мной и отдает мне свой пуховой жилет. Так комфортней, теперь руки обдувает, а спина от ветра все-таки прикрыта.


Виктор говорит, что нам надо подняться на скалу, заодно порепетировать подъем и посидеть там для акклиматизации минут сорок, если мы можем и хотим. Мы соглашаемся. Начинаем подъем, он достаточно крутой, такой же примерно будет и на штурме – градусов сорок. С точки зрения физики подъем не сложный, а вот дыхание… Стиль подъема называется «идти галсами». Идем зигзагом, режем скалу поперек, как в горнолыжном катании, только вверх. Дефицит кислорода начинает ощущаться все больше и больше. Дыхание тяжелое, сердце как перепелка в клетке. Забираемся на скалу, напротив Мавензи. Его накрывает облако. Припекает солнце. Жарко! Рядом группа шведов, с которой мы пересекались на Мандаре. Пьем чай, едим шоколад, теперь мы всегда им угощаем Виктора и Джуму. Шведы предлагают нам свой шоколад, не отказываемся. Я кладу свою шоколадку на камень, она тает на солнце. А облака напротив нас. Сюрреализзм! Время пробегает незаметно. Спускаемся по дороге, что идет из Кибо в Хоромбо. По ней мы будем возвращаться после штурма. Дорога почти пустынна. В это время народ уже спустился с Килиманджаро и отдыхает, а те, кто пошли на штурм должны подходить к Кибо. Мы нагоняем группу женщин с рюкзаками в длинных сари.
- Откуда они, Виктор? –интересуется Валера
- Из Индии.
Вроде да, похоже. Мы догоняем эту большую группу и Валера спрашивает женщин.
- Where are you from?
- From Kenia.
- Вот, блин! Не сидится теткам дома. У них же есть своя гора - Кения!
Садимся пить чай, мы не хотим большой группой. Делаем фотографии эндемиков и фотографии на фоне эндемиков.


Что интересно…Пока сидишь, и дыхание хорошее и как-будто на равнине. Но это так кажется. Правда на спуске тоже хорошо. Спуск идет как по вымощенной отшлифованными булыжниками мостовой. Между булыжников течет вода, это тают ледники. Я иду и жалуюсь на потерю аппетита. Мне вдруг захотелось жареного мяса и картошки фри. Начинаю ныть, что хочу на ужин именно этого и ничего другого.
Возвращаемся часа в три. Незаметно прошло пять часов прогулки. Делать на сегодня особо нечего.
Опять гуляем среди палаток, лазаем по камням. Разговариваем уже обо всем на свете, и уже не стесняясь друг друга, сроднились. Идем смотреть на сторону Хоромбо, где живет обслуживающий персонал. Эта часть альплагеря для портеров, гидов, и поваров. Гиды живут в более ли менее приличных условиях. Портеры же спят на двух- ярусных кроватях на страшных затертых поролоновых матрасах. И еду они доедают после туристов. Мы сначала расстраивались, зачем нам столько готовят, но потом успокоились, один раз увидев, как убирая посуду за туристами, портеры едят прямо из их тарелок. Мне вдруг вспомнился запах вареного риса. Они тут его готовят с какими-то специями, и уже только от воспоминаний меня может просто вывернуть наизнанку. Горняшка меня все-таки накрыла.
Обед. Нам приносят мясо и картофель фри. Ни фига себе! Не успела я попросить, как тут же все исполнено. Но я еле - еле ем пару ложки из всего этого, больше не могу. Не могу и все, аппетит сделал мне Good by! Дальше пойду на зарядке, которая осталась с равнины.
А наша фототехника и телефоны постепенно разряжаются, особенно ночью, когда холодно. Я держу телефон почти всегда выключенным. Отправить СМС родным – проблема, так как билайновская связь ужасная, при этом у МТС более ли менее. Есть только одна точка перед столовой, где есть связь. И то не всегда получается. Больше всего переживаю за родителей. Они не знают, где я. Поэтому мне важно оповещать, что я жива и здорова. Надо бы зарядить технику, но негде, розеток нет. Спрашиваем Виктора, что можно сделать, он предлагает зарядку по пять долларов за единицу техники. Делать нечего, соглашаемся, но оплату гарантируем только по возвращению, все деньги остались в офисе. Вспоминаем недобрым словом Дмитрия из Altezza , все-таки немного денег надо было с собой взять.
Валера нецензурно выражается по этому поводу. Пытаюсь его урезонить, а вдруг наши тут.
- Смотри, вон мужик сидит в штанах Puma, а ты ругаешься.. (Иностранцы из снаряжения в основном предпочитают Norht Face и Mammut, Murmot или Jack Volfskin. В Pumа еще никого не видела). И мужик отзывается. Лицо у него то ли загорелое, то ли обветрено. Он сегодня с Горы и действительно наш. Рассказывает - поднялись на пик Ухуру, было очень тяжело, на вершине очень холодно, когда поднялись, вершину накрыло облако, поэтому ни он, ни его группа ничего не видели. Рассказывает несколько равнодушно, не так, как вчерашние девчата. Говорит, что на горе умер старый американец, говорит презрительно, обзывает его пиндосом. Нам это не приятно, очень режет слух. По-моему, все, кто хотя бы сделал попытку подняться Кибо достойны уважения. Это не прогулка в парке, да и смерть не от водки.
Нас зовут на ужин. На сей раз с нами рядом девушки из Норвегии. Сияют, возбужденно разговаривают, они безмерно счастливы. Расспрашиваем их. Они тоже смогли подняться до пика Ухуру и рассказывают про умопомрачительный вид ледников, открывшийся им на вершине. Что-то мы не можем понять. Вроде тот мужик тоже сегодня поднимался и его группу накрыло облако, а этих не накрыло. Удивляемся. Может они в разное время вышли на вершину? Да и погода в горах может меняться очень быстро. Мавензи, когда сегодня были на Зибра рокс, тоже за пять минут заволокло туманом и облаками, а перед сходом со скал все рассеялось и стало возможным сделать фотографии. А возможно это разное восприятие людей.
Девушки продолжают рассказ, описывают, как они заползали на вершину. Глаза у них большие, круглые! Но они устали. Быстро доедают и уходят. Я прошу Валеру стащить у них для меня сосиску…Ну хочется мне, что поделать, нам сосиски не дают! Мы не просили, вот и не дают. Он на глазах у изумленных портеров берет сосиску и отдает ее мне. Я бесстыдно съедаю ее. А сосиска оказалась не вкусная. С трудом запихиваю в себя тосты с джемом, запивая чаем. Больше ни к чему не могу притронуться. Валера ругается на чем свет и заставляет есть. Ага…А это ничего, что в наш акклиматизационный день нас покормили четыре раза? Тут и с аппетитом-то не сможешь столько съесть.
В столовой гул. Много тех, кто уже спустился с горы. Завидую им про себя. Думаю, что не будь у нас этого лишнего дня, мы бы также радовались. А так нам завтра предстоит тяжелый, очень тяжелый день, испытание на прочность. Допиваю виски, для того, чтобы хоть как-то согреться, очень сильно мерзну. Перчатки не хочу снимать даже в столовой. Погода не изменилась, все также днем тепло, а вечером холодно, но мерзнем все больше и больше. В такой ситуации кровоток меняется, организм начинает кормить только мозг, конечности перестают обслуживаться, а я еще почти перестала есть, вот и мерзну. Горная болезнь. Общее состояние ухудшается. А, завтра на штурм. И вдруг мне становится страшно. Предательски сосет под ложечкой. Мозг начинает паниковать, я пытаюсь контролировать себя, стараюсь не нервничать. Валера хорохорится, но я чувствую, ему тоже очень страшно. Но вокруг люди, они такие же как и мы, они дошли же и благополучно спустились. Чем мы хуже?
«Я попытаюсь, но ничего обещать не могу» - думаю про себя.
После ужина возвращаемся в домик, куда ж еще? Приходят Виктор и Джума. Проверяют наше состояние здоровья. Шкала самочувствия у меня падает с 9 до 7, у Валеры тоже. Ребята нас успокаивают, говорят, что прибор не врет и, что фактическое наше состояние отличное. Эти два парня стали уже почти родными, все время нас похваливают, все-таки мы им нравимся. Мы не раскисаем, не ноем, все время смеемся и болтаем, держим все нагрузки, особенно Валера. И они, проявляя уважение, и уже на третий день пожимают нам руки.
Забираюсь в спальник, чтобы согреться. Сегодня холодней, чем вчера. Ложусь в куртке, теплых спортивных штанах, термоносках, шапке и перчатках, на голову натягиваю капюшон. В ноги кладу грелку, она, родная, согревает. Ночью у меня раскалывается голова, затылок. Хочется стонать, но я молчу. Надо бы поспать, потому что завтра будет очень тяжелый день. А послезавтра штурм.

26.02.2016
четвертый день восхождения. Кибо хат.

Сегодня нам надо пройти 9 км до высокогорного альплагеря Кибо- хат, который находится на высоте 4720. Там отдохнуть, а ночь с 26 на 27 штурм вершины. Непрерывная работа в течение 16-17 часов. После штурма мы должны будем вернуться обратно в Хоромбо.
Подъем в шесть. По Валере можно сверять часы. Утром жалуюсь ему на головную боль. Он меня ругает. Говорит, что нельзя терпеть боль, что надо было встать и выпить цитрамон. А меня так воспитали, что я не должна тревожить отдыхающих людей. Пью нурафен. Утренний моцион, умывание. Умываться очень не хочется, потому что холодно. В зеркало на себя стараюсь не смотреть. От прически уже давно ничего не осталось. Мне становится все равно, как я выгляжу (Если честно, не совсем. И сняв шапку, пытаюсь красиво приладить кудри волос на голове, они не прилаживаются, так как слиплись, а те, что не слиплись, торчат в разные стороны. Смех да и только).
На завтрак каша, омлет, тосты, кофе, какао. Через силу что-то запихиваю в себя, но такое чувство, что вот-вот вырвет. Портеры забирают наши баулы. Наши медицинские показатели стабильно хорошие. Это ничего, что чувствуем мы себя паршиво? Расспрашиваю, что лучше на себя одеть. Виктор рекомендует футболку с длинным рукавом и ветрозащитную куртку. Слушаюсь и повинуюсь. На ноги надеваю треккинговые ботинки Salomon, гамаши, треккинговые брюки, на голову кепку с пологом, на шею платок. Солнце будет жарить нещадно. С собой вода во фляжках, у Валеры поилка. Он избавил меня от лишнего груза и всегда носит воду сам. С собой чай в термосах, плитка шоколада.
Выходим на маршрут. Идем Pole-pole. При разговоре дыхание сбивается. Валера все равно продолжает что-то рассказывать, шутит. Неисправимый оптимист. Я иду молча, лишь иногда поддерживая разговор. Растительности становится все меньше и меньше. Какие-то жалкие кустики пожухлой травы, которые как будто разбегаются под воздействием центробежной силы и образуют «клумбы». Местами лавовые поля. Земля рыжая, тропа рыжая пыль рыжая. Сильный ветер. Ближе к базе встречаем туристов, возвращающихся обратно в Хоромбо. Это те, кто сегодня поднялся на гору. С ними портеры и гиды. Идем в седловине между Кибо и Мавензи. Снега на Кибо, как будто кот лапкой мазнул, восточная сторона, основные снега с южной стороны (солнце светит с севера, южное же полушарие). Ветер усиливается и начитает просто сдувать. Застегиваю куртку наглухо. Солнце светит, но не греет, уже очень холодный ветер. Иногда останавливаемся, чтобы попить воду, очень сушит во рту. Джума не дает нам отдыхать больше пяти минут и все время нас подгоняет. А идти все тяжелее и тяжелее. Я еле передвигаю ноги, одышка. Пока отдыхаешь, вроде ничего. Начинаем идти, три шага бодрых, потом дыхание сбивается. Вдох-шаг-вдох-шаг. Впечатление такое, как будто волочишь ноги, на которых гири. Радуюсь каждому перерыву. Валера тоже теперь молчит, видимо и его накрывает.

Встречаем Андреаса и Николаса, наших несостоявшихся соседей. Они бодро шагают в Хоромбо, энергично переставляя палками, их щеки обветрены, но лица довольные. Поднялись и дошли до пика Ухуру. Говорят то же – «тяжело и холодно». Николас говорит, что все проблемы, как и возможности в нашей голове, поэтому можно сделать всё, что захочешь.

Проходим место, где портеры набирают воду, последнюю воду. В Кибо-хат воды нет! Воду несут туда на головах, на руках, по всякому.
Перерыв на ланч. Скамейки и столы расположены за огромными валунами, но все равно сдувает. Есть по-прежнему неохота. Откровенно говоря, я перестаю заниматься этой глупостью - едой, меня постоянно подташнивает, нормально есть я могу только шоколад.
А обе горы как на ладони: и Мавензи, и Кибо (на крутой Мавензи поднимаются только крутые профессиональные альпинисты). Яркое пронзительное небо, очертания гор отчетливы. Вид красивый, ну очень красивый. Дорога уходит в небо, в гору. Вокруг альпийская пустыня и застывшая лава. Такое не каждый день увидишь. Пожалуй, что раз в жизни. Настроение у меня непонятное и в голове вертится один вопрос: «Все красиво, необычно, здорово, но мне-то все это зачем?...» В который раз осознаю, сегодня будет штурм, и сегодня плавно перетечет в завтра и мы в смертельной усталости не почувствуем перехода.
Видим зеленые крыши каких-то строений и стаи ворон с белыми воротничками. Все, Кибо- хат. Из последних сил вскарабкиваемся до базы отдыха. А сзади гуляет ветер и холод.

В комнате мы выбираем два места наверху двухярусных нар, подальше от двери. В бараке, похожем на конюшню, таких комнат две, в каждой может располагаться 12 человек. Наша заполнена полностью, одни иностранцы, в основном скандинавы. Говорят гнусаво в нос. Кто-то ест и разговаривает, кто-то спит, завернувшись в спальник. Из 12-ти человек только две женщины – я и еще одна девушка. Остальные мужики. Переодеться негде. Кидаем вещи на одно спальное место. Я достаю вещи и иду переодеваться на улицу. Прячусь за камни и пока никто не видит, переодеваюсь потеплее (а может и видит, но мне по фигу). Потом идем смотреть территорию. Но смотреть особенно нечего. Куча портеров суетятся у баннера. Палатки. Странный предмет, похожий то ли умершего завернутого в палатку американца, то ли это и есть свернутая палатка… Становится не по себе. Очень бы не хотелось завтра превратиться в такой же свернутый баул, у меня еще столько жизненных планов…

Раз идти некуда, идем в туалет. Туалеты, как мы поняли, в альплагерях основные достопримечательности. И не обманываемся. Такой чистоты на высоте 4720 ни я, ни Валера увидеть не ожидал. Прошу Валеру сфотографировать это сооружение. А базе нет воды, она приносная, но там чистейшая плитка, ни одного грязного следа.. вот что делает дешевая рабочая сила. Поход в туалет, как обычно заканчивается одышкой. Я смотрю на Кибо и слабо себе представляю, как мы пойдем ночью. «Господи, скорее бы все закончилось!», так хочется перескочить через этот день. Но ведь так не бывает. Мысленно трижды читаю «Отче наш». Вышли к началу тропы, она круто идет вверх. По ней мы и пойдем галсами. Возвращаемся в комнату, разворачиваем спальники. Дверь не закрывается, от этого по комнате гуляет ветер и в ней холодно, почти как на улице. Иностранцы подпирают дверь треккинговым ботинком 47 размера. Валера показывает им как, блин, закрывать дверь, блин, проложив салфетку между дверью и наличниками, блин! Подкладывает и закрывает. Они удивлены. Но теперь вместе с чьими-то ботинками под дверью появляется много белых салфеток.
Выдали две стандартные плошки для умывания. И куда же лить воду? Не на улицу же! Иду в столовую уже с теплой одеждой, хочу надеть на себя все, что только можно. Оказывается, воду можно лить прямо на пол. Умываюсь, как кот лапкой. Для того, чтобы не стоять на ледяном каменном полу залезаю на лавку и пытаюсь переодеться. Вдох - выдох, снимаю один носок. Голая нога тут же соприкасается с ледяной лавкой, от чего тело покрывается мурашками. Вдох - выдох – второй носок. Потом отдыхаю пару минут и снимаю штаны. Отдыхаю минуту и надеваю на себя холодное термобелье. Холодно и жалко себя, сил нет. Но переодеться быстро не получается, после каждого действия надо отдыхать. В несколько приемов надеваю на себя терморубашку, футболку, флиску, пуховку. Беговую шапку я давно уже не снимаю. Слово «Прическа» к моим волосам теперь точно не применимо. Время еще 17:30, зовут на ланч. В столовой открыто окно, и мы мерзнем. Валера пытается его закрыть. Помогает официант Саид. Есть не хочу совсем. Валера ругается. Говорит, что не потащит меня наверх, так как я по его оценкам должна буду пасть без сил (а откуда ж им взяться?) на середине горы. На курицу, картофель, блинчики смотреть не могу. Он и сам что-то тоже не очень то ест. Идем отдыхать. Основная масса людей спит или делает вид, что спит. Решаем, чтобы окончательно не окочурится, дремать в обнимку под двумя спальниками (у Валеры хлипкий спальник). Мне все равно. На такой высоте ты не женщина, грани стираются, приличия тоже, человек, который всегда рядом, просто становится родным. При нем и с ним можно всё! Валера рассказывал, что при подъеме на вершину Эльбруса есть только одна тропа, она узкая, сходить с нее нельзя, это смертельно опасно. Так вот эта тропа вся желтого и коричневого цвета (тошнило людей, тошнило…). В связке идут и мужчины и женщины, кому в туалет… кого рвет… А на такой высоте, основная цель - остаться живым. Поэтому быть естественным приходится при всех. Кто занимался альпинизмом, воспринимает это как основное правило, для того, чтобы подняться, спастись, и выжить, все допустимо. В высокогорных лагерях в палатках все спят в обнимку, при низких температурах просто не выжить. Так что скажу честно, положили бы меня рядом с каким-нибудь скандинавом, мне было бы все равно, до того было холодно. В данный момент нам надо было как можно дольше сохранять тепло в мышцах, и идти на штурм с прогретым телом, это половина успеха, замерзни мы, дела обстояли бы намного хуже.
Господи, хоть бы немножко отдохнуть. Рядом раздается гнусавый громкий голос, отвечает ему из противоположного конца комнаты такой же гнусавый. Я и Валера в негодовании от такой иностранной безпардонщины просим говорящих заткнуться. За это мы станем для них смурными русскими, не приветливыми и неулыбчивыми, да и пофиг. Мы просто воспитанные. По крыше барабанит дождь, и значит на Мавензи ляжет снег. Примерно в семь вечера нас снова поднимают для приема пищи. Снова тщетно пытаюсь что либо в себя затолкать. Удается два раза куснуть блин. Валера по сравнению со мной ест очень хорошо! Он съедает целый блин. Заказываем, что мы будем есть перед штурмом, вернее, что будет есть Валера. Виктор и Джума проверяют наше физическое состояние. То, что они регистрируют на оксиметре, никак не вяжется с нашим реальным самочувствием. По прибору все отлично, но я подавлена, тошнит, холодно, мне паршиво и тоскливо.. Обсуждаем, что и как будет на восхождении, что понесут гиды, что мы. Говорят, что понесут камеру Валеры, три термоса с горячим чаем, фляжки с водой. Возвращаемся в комнату, забираемся на нары. Снова отдых. В обнимку под двумя спальниками. Сначала зуб на зуб не попадает, потом потихоньку согреваемся. И комната затихает.

27.02.2016
пятый день восхождения. штурм и возвращение в хоромбо

23-00. Валера начинает ворочаться. Включает свет. Народ зашевелился. Вылезти из под двух спальников – подвиг, но я его совершаю. Впереди еще много подвигов. Начинаю надевать на себя все, что приготовила - горнолыжные штаны, балаклаву, две пары носков: одни теплые треккинговые, другие просто термоноски. В рюкзак – теплые варежки, очки, шоколадка, зерновые батончики, фотоаппарат Sony, телефон, химические грелки для рук и для ног, вязанные шерстяные носки грубой вязки, флаг Российской Федерации и обязательно расческу с зеркальцем (вот зачем они мне?… А вдруг на пике Ухуру встречу кого-нибудь и надо будет прихорашиваться)! Беру с собой гигиеническую помаду. Вещей немного, но все равно вес рюкзака получается приличным.
Мне страшно. Мне страшен и сам подъем, и обещанный всеми сильный ветер и холод, хотя по прогнозу погоды будет не ниже -10. В голове картины из фильма Эверест, где Роб Холл лежит на ступенях Хиллари и медленно умирает без кислорода, он не чувствует ни рук ни ног, все отморожено при температуре - 40 градусов мороза. У нас конечно не так, но…
Закусываем. Я только делаю вид. Валера укоризненно смотрит на меня. Пью кофе, больше ничего не лезет. Пьем диакарб. Гиды берут у нас термоса и бутылки для воды. Это они понесут сами. Берут у Валеры фотоаппарат, раз сами понесут, то почему бы и нет. Он на штурм брать тяжелую фотокамеру не собирался. Когда-то прочитал, как один альпинист при восхождении на пик Ленина взял с собой зеркальный фотоаппарат весом полтора кг., и ближе к вершине понял, что совершил большую ошибку, ТАМ любоваться красотами вершины сил обычно уже нет, человек становится апатичным и обессиленным и любой дополнительный предмет, а особенно тяжелый, превращается в непосильную ношу. И шел этот альпинист и думал, а не бросить что ли ему этот рюкзак с тяжелым зеркальным фотоаппаратом, но ведь и фотографировать надо, проклиная себя, жалел, что не взял простую мыльницу… ведь весит она всего-то 200 грамм.
Все, мы готовы. Сегодня на штурм горы пойдут до 30-ти человек. Группы одна за другой начинают уходить в ночную тьму. Всем Goog luck!
А вот и мы пошли! Pole-pole. Ветра пока нет, мы радуемся погоде, но луна за облаками. Виктор в который раз повторяет, какие люди, такая и погода, очень хочется верить. Сознание чистое, цель понятна - вот гора, вот тропа, надо подняться. Все житейские проблемы отошли на задний план.
«Поднимусь, если получится», - думаю про себя.
Первым идет Виктор, за ним я, потом Валера и Джума. У Виктора и Джумы за плечами большие рюкзаки. Они идут без треккинговых палок. У нас с Валерой на голове фонарики. Самое главное правило – pole-pole, step by step, yībù yībù de huì dào mùdì – шаг за шагом можно достигнуть цели. Вздох-шаг-вздох-шаг. Идем молча галсами по подмерзшей темно-серой пыли. Проводники уведомили, что каждый час будем делать остановки на чай, но останавливаемся чаще. Пьем воду из поилки, которую несет в рюкзаке Валера. Время как будто остановилось и не ощущается. Идем нога в ногу. Все время стукаюсь налобным фонариком об рюкзак Виктора. А фонарик Валеры стукается о мой рюкзак. Мысли «Я больше не могу» - оставляю восвояси и заменяю на мысль – «Вот закончится все, и завтра я приму горячий душ!»
Трудно, эх и трудно - то, я такого не ожидала! «Отче наш, сущий на небесах, да светится имя твое, да придет царствие твое…» Я атеист, но взяла в горы икону божьей матери (ее мне подарили родители, я считаю, что она меня оберегает), ношу ее на цепочке на шее, иду и молюсь, это горы. Иногда пытаюсь смотреть вверх, и кроме размытого очертания вершины ничего не вижу, только несколько точек – фонариков других групп, что вышли раньше нас. Оборачиваюсь вниз, Валера кивает, что мол все нормально. Ниже тоже вереница фонариков. Не понимаю, ни сколько мы прошли, ни сколько осталось. Дыхание все время сбивается, дышу открытым ртом тяжело и часто, сердце колотится как бешенное. Жарко! Снимаю пуховку. Только остановились - сразу холодно. Виктор спрашивает о самочувствии. Показываем жестами, ОК. Джума все время похваливает: «Хорошая работа» – говорит он - «Вы можете это сделать, молодцы!» И в какой-то момент забирает у меня рюкзак. Идти становится немного легче. Вижу отдыхающие у больших валунов группы. В голове вертится вопрос: «Может мы тоже отдохнем?» Но нет, мы идем дальше. Кто-то не доходит до валунов, где можно отдохнуть, спрятавшись от ветра, и сидит прямо на тропе посреди горы, это китаянка в желтой куртке. Догоняем пару, из нашей комнаты. Они идут без палок и гамаш. Почему-то обращаю на это внимание. Смотрю на часы. Три часа ночи. Смотрю наверх - неясные очертания горы приблизились, там по прежнему вереница фонариков, выглядят они как светлячки. Наш русский в Хоромбо говорил, что луна светила так, что фонарики были не нужны…а у нас без фонарика ничего не видно. Я завидую тем, кто выше нас и сочувствую тем, кто ниже.
- Виктор, сколько еще?
- Половина.
Мои глаза расширяются от ужаса. Смотрю на Валеру. Легкой жизни здесь никто не обещал, но чтоб вот та-а-а-к! Я в отчаянии. «Господи, когда все это закончится?» Но что задавать себе глупые вопросы? «Все только еще началось» - отвечаю сама себе.
Идем по замерзшей сыпухе. Ноги разъезжаются. Иногда я начинаю заваливаться. Сзади тут же встает Джума. Уклон горы градусов 30-35. Режем гору поперек. Смотрю за край тропы. Там валуны, лучше туда не падать и вообще не смотреть. Одно неосторожное движение и все, покатишься вниз. В голове становится совсем пусто.
«Здесь Вам не равнина, здесь климат иной» - пролетают слова из песни Высоцкого. Вниз уже почти не смотрю, только на Валеру. С трудом дается и это. Пытаюсь думать, что меня ожидают сафари и Занзибар, наиболее приятная часть моего путешествия. Шорк, шорк, шорк, шорк, мерно шелестят палки Валеры. Идем на автомате, еле переставляя ноги, как на замедленной съемке, как роботы.
Чай не лезет, после него тошнит, гиды заваривали его сами, и он получился очень крепким (попробуйте выпить крепкий чай на голодный желудок в обычных условиях, получите приступ тошноты и бешенный ритм сердца. А тут гора..). Переходим только на воду. Питье выбивает дыхание из ритма. Восстанавливается тяжело. Пьем-отдыхаем. Ребята не дают нам делать передышки столько, сколько мы хотим, нельзя. Собьется шаговый автомат, не запустишь. Виктор и Джума подбадривают, предлагают забрать рюкзак и у Валеры.
В голове приходит мысль: «Приеду, продам на хрен все треккинговые ботинки, рюкзаки и спальники на хрен, не побегу больше полумарафон, на хрен, построю дачу и буду кружева вязать и цветочки выращивать, на хрен!»
Сыпуха заканчивается. Начинаются сначала большие камни, потом огромные валуны. Джума говорит, что осталось немного. Тропа становится разнообразнее, монотонность эта вымотала до предела. Физических сил требуется все больше. Иногда просто нужно задирать ноги и выталкивать тело, протискиваясь между валунами, в общем на время превращаемся в акробатов. Этот кусок подъема забирает у меня почти все силы. Начинаю ощущать порывы ветра. Снова натягиваю под горнолыжную куртку пуховку, меняю Валерины перчатки на теплые варежки. Замерзли ноги.
Наконец-то, переваливаемся через огромное нагромождение камней. Гилман пойнт, 5681 м., промежуточный пункт, 5 часов утра. Некоторые альпинисты дальше не идут, возвращаются назад. Отсюда начинается кальдера (обширная циркообразная котловина вулканического происхождения часто с крутыми стенками и более или менее ровным дном). Я представляла все по-другому - и Гилмант пойнт и момент достижения его. А это просто баннер, сбитый из деревяшек с надписями, окруженный валунами. Но немного все равно, апатия. Гробовая тишина, звезды и пока еще очень темно. Желание фотографироваться не возникает. Здесь еще трое альпинистов, они уже собираются уходить. Делаем продолжительную остановку - передышку. Вода в поилке у Валеры замерзла. Вернее замерз шланг, замерз также и отсос на фляжке с водой. Прикольно! Приходится пить чай. Пробуем есть шоколад. Он ломается, крошится, а во рту становится как глина. Меня тошнит. Я всем сообщаю, что мои ноги замерзли. Валера достает мне химические грелки из своего рюкзака, доставать что-либо из своего рюкзака у меня нет сил, хотя надо просто протянуть руки, взять рюкзак у Джумы и вынуть грелки. Джума помогает мне расшнуровать, а потом зашнуровать ботинки, так как пальцы рук у меня замерзли и не слушаются. Я спокойно сижу и дышу, задача минимум выполнена. Дальше нам обещана легкая дорога, практически проспект. На баннере написано, что путь до Стелла пойнт пол часа, до Ухуру пик примерно два. Думаю про себя, - если всё так уж просто, то что ж так долго? Хочется закрыть глаза и поспать. Остатки сознания отговаривают от этого бесперспективного занятия. Вижу, что Валере тоже приходится не легко. Его тонкая штормовая куртка продувается на семи ветрах и он мерзнет сильнее, чем я. Без рюкзаков спины открыты ветру, а с рюкзаками как с булыжниками за спиной. И ноги у него тоже замерзли. Вопрос, идти дальше или нет, не стоит. Раз так легко, то дойдем!
С трудом встаем. Идем по гребню кратера. Справа внизу снег. Слева ничего не вижу, кроме стены из камня. Тропка узкая, и кое-где даже скользкая. Боюсь смотреть вниз в кратер вулкана. Интересно, соскальзывал ли кто туда? Не думаю. Так и идем, гид-я- Валера- гид. Кто первый, кто замыкающий уже не помню. Каждое движение рассчитано, лишних делать не хочется.
Стелла пойнт. Пусто, темно, не интересно.
«Надо бы сделать фото»- думаю я. Лишние движения. Здесь и сиротливо как–то и никто не останавливается.
Кромка кратера закончилась. Ползем по тягуну. Все чаще и чаще делаем остановки, опираясь на палки, практически провисая на них всем телом. Трудно, ой как трудно переставлять ноги, все трудно.
- Джума, далеко еще до Ухуру?
- Минут сорок.
Вижу впереди свет от фонариков. Все идут, никто не останавливается. Одышка, в глазах красные квадратики. Меня охватывает ужас: «Это что же, назад этой же дорогой??» В гробу я видела такой проспект! Обманули! А мы уже не идем, ползем. Как роботы. Три вздоха, шаг. Три вздоха, шаг. Еще три вздоха, шаг. Впереди вижу спины других клаймеров. Замедленная съемка. Осталось метров сто. Встаем, все, сил больше нет, организм исчерпал все ресурсы. Видим баннер, а сил нет. Нет сил даже оторвать ногу от земли. Валера останавливается когда и я. Я радуюсь, что в меня не летит обещанный ботинок, меня не ругают и не бьют, а обещал же! Если лягу... Но он тоже висит, как и я, телом на палках! Видать совсем хреново. Но я робот. Раз, два, три-шаг. Я робот. Раз, два, три-шаг. 50 метров. Светает. Гиды подбадривают. Let’s go, let’s go, don’t stop, almost, not far, good work, very strong woman, very strong man - давай, давай, не останавливайтесь, почти, почти дошли, отличная работа! На часах шесть пятнадцать утра.
«Господи, хоть бы солнце взошло, чтобы посмотреть на все, чтобы сделать нормальные фотографии!» Навстречу пошли те, кто уже поднялся. Они светятся. Парень с девушкой из нашей комнаты уже спускаются со счастливой улыбкой, в какой-то момент они нас обогнали. У них уверенный и размеренный шаг, как мне кажется. А нам в пору вставать на карачки. Баннер, возле него толпятся люди, последние метры. Ветер, ветер в лицо. Я больше не могу! 10 метров.
Все, Ухуру пик! 6-30 утра. Простой деревянный баннер. Появляются силы. Разворачиваем флаги. У Валеры флаг компании, в которой он работает. У меня флаг Российской Федерации. Хлещет ветер, пальцы не чувствую. Отдаем телефоны и камеры гидам. Текут слезы. Чувства, все таки… Всё-таки я не робот. Ртом хватаю жидкий безкислородный воздух. На такой высоте даже вертолеты не летают. Ждем очереди, мы не одни. Исполняем ритуал: первый флаг-фотография, второй флаг-фотография. Фотографируемся по одному, вместе. Отходим, уступаем место следующим.


Мне кажется, я бегу к краю посмотреть на ледники. Такой картины в жизни не увидишь. Прорезаясь сквозь толщу курчавых облаков как из прожектора льются лучи восходящего солнца. Ледники подсвечиваются всеми цветами радуги, а под ногами безжизненная земля, покрытая черным пеплом. И облака, похожие на море. Мы куда выше этих облаков. Дмитрий из Altezza говорил, если будут силы, можно спуститься к ледникам. Аха-ха! О чем это он говорил? Судорожно делаю шесть фотографий на телефон развернувшейся перед глазами панорамы. Сил достать фотоаппарат у меня уже нет. У Валеры и фотокамера в руках, но надо менять объектив…у него тоже нет сил, даже на такую малость.

Пора назад. Пьем воду и начинаем спуск. Ближе к Stella point встречаем, как нам тогда показалось пожилого американца. Седой, бородатый, морщинистый. Вот это да, даже такие поднимаются! Он как и все поднимающиеся еле идет. А в прочем все поднимающиеся люди похожи на роботов. Встречается китаянка в желтой куртке, что безжизненно сидела прямо посреди подъема. Все упорно ползут на Ухуру пик. Группа в синих куртках, человек десять, видимо какая- то команда. И еще люди, и еще. Это все те, кто вырвал себя из уютной мирской жизни и пошел испытывать себя. Солнце освещает своими лучами вершину Кибо и ледник. Красотища, но нам совсем до нее нет дела, нет сил обращать на это внимание. У Валеры совсем замерли ноги.
- Дотерпишь до Гилман пойнт или будем ампутировать? – пытаюсь шутить я.
- Дотяну.
Незаметно по краю кратера спящего вулкана, но уже при солнечном свете вновь оказываемся на Гилман пойт.
«Сфотографировать бы» - пролетает в голове мысль, и летит дальше сама по себе, руки не тянутся к фотоаппарату, даже не собираются выполнять команду. Все силы и ресурсы в режиме кислородного голодания организм отдает на работу мозга и сердца. Автоматы другого характера не обслуживаются. Только с огромным усилием воли. А где ж ее взять? Она давно закончилась. Валере растирают ноги. Пьем чай и грызем мерзлый шоколад. Красные звезды в глазах, а еще спускаться.
Начинается главный этап нашего спуска. Снова валуны, только теперь при солнечном свете. Я в шоке. Хорошо, что мы не видели их ночью. Валера удлиняет палки, чтобы было удобней спускаться, и себе и мне. Снова задирая ноги и опираясь на палки в глухом молчании, переваривая первые мысли о штурме, идем вниз.


Начинается сыпуха. Она оттаяла и заявила права на свое существование. Мы спускаемся галсами, так как и поднимались. Нужно быть очень внимательным. Под ногами скользко. Сзади после тебя остаётся дорожка от проехавшего по сыпухе ботинка. Делаем частые остановки. Высокогорной базы Кибо пока не видно и от этого хочется выть. Я психую: «Ну зачем я только на это согласилась?» Ноги подкашиваются от усталости. Опять эта монотонная выматывающая работа.
И Валера устал.- А можно не зигзагом, а вот так? – и начинает соскальзывать на пятке ботинка прямиком вниз. Виктор и Джума соглашаются. «А меня, пожалуйста, на ручки и шампанского!» - произношу вслух крамольную для данной ситуацию фразу. Джума смеется, крепко берет меня под левую руку и мы на пятках начинаем скатываться вниз.
«Мне б горные лыжи сюда и снега. Я бы…».
В какой-то момент силы покидают и меня и Валеру и мы садимся на одинокий камень посреди тропы. Шланг в поилке оттаял и мы наконец-то пьем воду. Сидим молча, солнце бьет прямо в глаз, губы обветрены, а сейчас еще и сгорят, но мне все до лампочки. Уже видны зеленые крыши бараков. Наверное еще час пути, и всё! Глаза от усталости закрываются. Последний час спуска не оставляет в памяти ничего.
10 утра. Бредем к бараку. Туалет, надо заставить дойти до него. 10 часов мы о нем даже не вспоминали. И еще надо перекусить и отдохнуть. И еще 9 км спуска до Хоромбо. Мы переодеваемся. Из рук все валится, я даже не в состоянии снять с себя ботинки. Срываю гамаши. Джума их как-то закрутил, а не застегнул, когда вставлял в ботинки химические стельки. Я сижу на стуле, беспомощно опустив руки, а в груди разливается тепло. Тепло от того, что получилось. Не от того, что мне это понравилось, нет…а, именно, от того, что получилось! Я это сделала! И теперь впереди много приятного. Сафари, загадочный Занзибар:


«Мы живём на Занзибаре,
В Калахари и Сахаре,
На горе Фернандо-По,
Где гуляет Гиппо-по..»

Корней Чуковский Доктор Айболит

Когда мне мама в детстве на ночь читала эту сказку, я и представить не могла, что я окажусь на Килиманджаро и Занзибаре. Это было для меня что-то сказочное, а значит и не сбыточное.
Перекусываем, нас поздравляют. А потом заваливаемся спать опять вдвоем под спальники, уже привыкли. Ноги и руки гудят. Слышу голоса скандинавов, они опять гнусавят что-то о нас, что мы странные. Мне пофиг, я в невесомости. Проваливаюсь в дремоту.
А потом тормошит Валера. Прошли полтора часа.
- Вставай, все ушли.- Валера собирается.
Озираюсь, комната стала бездушной и пустой. Валяются какие то целлофановые пакеты, фантики. Собираемся. Опять еда. Да не хочу я! Наши баулы забирают портеры, уходят.
Выходим и мы. Вспоминаю, как буквально за день до того по пути в Кибо-хат, встречали тех, кто уже поднялся на вершину. Они шли очень бодро, размахивая палками. У нас так не получается. Еле плетемся. Надо как-то пройти еще 9 км. Но спешить- то особо и некуда. Джума забирает у меня рюкзак. Потом Виктор опять забирает камеру у Валеры. Ребята налегке, спасать ведь теперь никого не надо. На душе уже спокойно. Ничто не будоражит, надо лишь добраться до Хоромбо.
- Если бы тебе сейчас дали миллион долларов, - спрашиваю я Валеру,- целый миллион, ты бы залез еще раз? – В ответ он молчит. Себе отвечаю: «Нет!», и вообще, наверное, еще рано задавать такие вопросы.
За три км до лагеря подкашиваются ноги, наваливается усталость, хочется просто тут же упасть и заснуть, Валере тоже. За 15 минут до Хоромбо нас накрывает дождь. Ускоряемся. Валера натянул дождевик. Стал смешной. Я просто застегиваю ветровку. Джума раскрывает зонт, который он таскает везде с собой. Он так трогательно выглядит с ним!
Наконец-то домик. Портеры приносят вещи. Теплая вода в плошках. Ужин. В столовой пустынно. Людей стало совсем мало. Нам не с кем поделиться и некому рассказывать, какие мы молодцы. Вот ведь не повезло. Угрюмые и усталые ползем в домик. Приходит мед контроль. Виктор заговорщитски предлагает на завтра заказать машину. Даже не просто предлагает, как мне показалось, а настаивает.
- Ну что ж мы, не дойдем что ли?- Валера смотрит на меня – А Африку еще посмотреть! Пройтись, прогуляться!
«А я б с удовольствием поехала» - думаю про себя. «Топать завтра еще 20 км пешком мне совсем не хочется. Но как будет, так будет. Пешком, так пешком».
- Как скажешь- соглашаюсь я.
Утро вечера мудренее. Как оно покажет, так мы и поступим. Отключаемся в девять вечера.


28.02.2016
шестой день. возвращение

Утро! Валера встает как всегда рано и идет фотографировать. Выбираюсь из спальника и иду в туалет. Смотрю на себя в зеркало – мама дорогая…. опухшие глаза и лицо. Похожа скорее на бомжа, чем на нормального человека. Умываю лицо ледяной водой, может снимет отечность? Бреду в домик за фотоаппаратом. Делаю много-много фотоснимков утреннего Хоромбо. Сегодня будет праздник – душ в отеле и это греет душу. Надо только еще немного потерпеть. Возвращается Валера, жалуется, что у него шла кровь носом. Он сочувственно смотрит на меня.
- Эк тебя…
Значит машина. Дети! Запомните! Не стоит нарушать элементарные правила по реакклиматизации и резко отказываться от таблеток. Диакарб все-таки надо было принять, хотя бы пол таблетки.
Утренний моцион. Завтрак (аппетит пока не вернулся). На завтрак жиденькая каша на воде. А потом Эдуард приносит вот красотищу, в честь нашего успешного восхождения. Праздничный бутерброд!

Он жестами показывает как мы круты! Это я съедаю.
Приходят гиды, чтобы провести последний медицинский контроль. Показатели как всегда отличные. Спрашивают что мы надумали. На всякий случай мы узнаем не платная ли эвакуация и, выяснив, что ее стоимость входит в услуги по организации восхождения, соглашаемся. На всякий случай рассчитываем время, за которое мы можем спуститься пешком, провести в офисе Altezza, и в какое время примерно окажемся в отеле ASHANTI LONGE. Выходит, что в отеле будем не ранее четырех - пяти часов дня, если пойдем пешком. На машине же мы доберемся за час, но ее придется ждать часа два-три. Значит, спускаясь на машине, в отель можно попасть часа в три. У Валеры ночной рейс на Москву, хорошо бы в отель попасть пораньше. Портеры в любом случае понесут наши вещи пешком. Виктор нас успокаивает, что пока мы приедем, наши вещи будут уже внизу. Решение принято. Эвакуация. Ура!! На Машине!! Я ликую.. Для того, чтобы нас правильно эвакуировали, регистрируемся в специальном журнале, который принес Виктор, и описываем симптомы горной болезни и физического переутомления. Типа руки и ноги отваливаются, кровь из носа и отек лица, шерсть лезет клоками, хвост отпал.... Так положено. Спуск на машине будет не раньше 11 утра.
Наша команда у баннера Хоромбо поет нам песню про Килиманджаро и Акуна матата. У меня снова льются слезы. Делаю вид, что от ветра. Это так трогательно! Спев и обнявшись с нами, портеры уходят вниз.

Ждем машину. Сидим под вывеской Хоромбо-хат. Фотографируем все подряд, болтаем с Виктором, смотрим на облака.
Вдруг, Валера подскакивает. Старый «американец», что вчера встретился нам на подъеме, выйдя из домика, вдруг просто взял и упал. Вчера он карабкался на Ухуру пик, а сегодня не может самостоятельно подняться. Валера и еще один сопровождающий поднимают мужчину. Он очень тяжело передвигается, опираясь на палки. Спорим сколько ему лет. Валера дает ему 75.
- 68, у него лицо моложавое. Не выглядит он на 75 - не соглашаюсь я.
- Не, 75- то же считает Виктор.
Черные парни ведут «американца» под руки на завтрак, ему накрыли на веранде столовой. Валера идет с ним фотографироваться. Как же, с таким человеком надо обязательно сделать снимок! Возвращается разочарованным.
- Ему 59 и немец он.
Вау… Что же этот дойче так плохо выглядит? Тучно, грузно и старо.
Сидим дальше, делать нечего, делаем фотографии кучерявых густых облаков, позирующих воронов с белыми воротничками, эндемиков, цветов. Настроение хорошее. Набираю камешков с вулкана для родных и знакомых.
Приходит машина, это Toyota Land Cruiser, джип, кабина на два человека и кузов. В кабину сажают этого дойче, машина, оказывается, была заказана для него. Лезем в кузов. С нами располагаются портеры, и наш Виктор, всего человек восемь. Бидоны, узлы, корзины и мы. Сидим, кто на чем, а один из портеров располагаясь на бидоне, держит на голове корзину. Джума уже в пути с нашими вещами. Я не помню, ездила ли я когда-нибудь так? По-моему последний раз когда была студенткой на картошке (была в советские времена была такая почётная обязанность для студентов, их на месяц осенью отправляли на колхозные поля собирать урожай чего-нибудь). Мы с Валерой мостимся на какой-то узел с бельем. Поехали, начинает трясти, тропа горная, не автострада.

«Прощай позвоночный столб» - трясет так, что иногда можно не удержавшись и вылететь. Один раз так и происходит, я чуть не вываливаюсь из кузова, когда пытаюсь сделать фотографию облаков на камеру телефона. Валера успевает меня поймать. Фотографировать пейзажи все-таки не удается, так как держаться за кузов надо обеими руками. По мере спуска облака над нами становятся все выше, воздух теплее. А мы в теплых куртках, шапках и флисках, а Валера так вообще в термобелье. По дороге периодически съезжаем с узла, на котором сидим, в центр кузова. Ногами упираюсь в бидон, на котором восседает, как на троне, портер. Начинаются джунгли. Становится душно и жарко. Воздух. Он густой! Его можно резать ножом! И он пахнет летом. Я смотрю на мелькающие деревья по- другому, с любопытством, они зеленые, но не такие, какие были, когда мы поднимались по тропе. И опять воздух… Я кожей ощущаю воздух. Оказывается, его можно ощущать. Мне хорошо, я наконец-то согрелась. А мир как будто перевернулся. Я вдруг понимаю, что все проблемы, которые у меня были до восхождения, до Горы, я себе придумала, на самом деле их нет, и не было. Теперь они просто взяли и растаяли, а что не растаяло - измельчало. Теперь я счастлива, что забралась так высоко, аж на Килиманджаро. Теперь эта Гора ассоциируется у меня не с Айболитом. Теперь она ассоциируется у меня с горой, забраться на которую оказалось очень сложно. А вокруг становится нестерпимо жарко. Я постепенно начинаю снимать с себя верхнюю теплую одежду.
- Аконкагуа. Ты бы пошла? – до меня с трудом доходит смысл сказанного. Валера очень своевременно задает свой вопрос, видимо он не собирается останавливаться на достигнутом. «С ума что ли сошел?»
- С тобой да! А сколько стоит? – боже мой, я хотела сказать другое, я хотела сказать: «Я пока пас, я еще для себя ничего не решила!». Но почему-то произошла автозамена. Это подлое подсознание уже влюбилось в горы навсегда, а разумное мое сознание еще не переварило эту аксиому.
Валера хохочет. И начинает вслух рассуждать, где взять денег на такое восхождение. Ни много не мало надо по шесть тысяч долларов.
Мы подъезжаем, и снова оказываемся у подножия горы, откуда начинали свое восхождение. Check out (выписка). Ставим в журнале восхождений свое ФИО и напротив столбца Destination (пункт назначения) - Ухуру пик. Находим выше записи наших соотечественников, они тоже поднялись на Ухуру пик. Ура, мы пополнили ряды русских людей, успешно поднявшихся на самую вершину Африки.

Офис Altezza travel. Надо же, а не очень-то нам тут и рады. Мы геройские герои, а тут…
- Подождите пять минут, мы сейчас разберемся с группой – встречает нас другой сотрудник агентства, Александр.
- А Дмитрий где?
- Дмитрия сегодня не будет.
Мы с Валерой недоуменно переглядываемся. В офисе сидят какие-то мажоры в сандалиях, шортах и майках и обсуждают перелет на Занзибар. А мой Валера в термобелье при температуре +30, да и я сама (душ, душ, душ…) и ждать нам никого совсем не хочется. Да и нам всего то: надо забрать оставленные на хранение вещи и документы, деньги, отдать чаевые группе сопровождения, а мне заказать сафари и уехать в отель. И Валера включает административный ресурс.
- Слышишь, Александр! Мы с горы! Устали! Нам еще собираться.. Разберитесь сначала с нами, а потом с кем хотите.
-Ты управленец или кто?- начинает задирать меня Лаврусь, когда встревоженный Александр убежал за нашими деньгами и документами.- Почему твои управленческие навыки не проявляются? Что за фигня?
Тут вдобавок к «радушной» встрече Александр смущенно сообщает, что мои билеты до Занзибара не действительны, так как выписаны они не на том бланке, который принимает компания перевозчик, и значит, что мне заново надо их покупать. До меня плохо доходит смысл сказанного - надо покупать билеты еще раз?
- Что за чертова авиакомпания?! – начинаю я злиться, от благодушного настроение не остается и следа. Может лететь до Дар Эс Салама, а оттуда на паром? Не знаю даже, что делать, не могу сориентироваться. Будут ли билеты до Дар Эс Салама? В городе сегодня был марафон, все места на рейсы в ближайшие даты могут быть выкуплены. После некоторых раздумий, и после того, как выясняется, что есть места на те же рейсы, я соглашаюсь оплатить билеты заново.
Забираем деньги и документы, оставленные в офисе перед восхождением. Расплачиваемся за услуги гидов и портеров. Вместо 200 положенных долларов с человека отдаем по 250, они это заслужили. Договариваюсь на утро на сафари в Тарангире и оплачиваю его. Стоит оно дорого - 470 долларов, дорого, зато у меня будет семиместный джип с водителем в полном моём распоряжении на целый день. Гулять так гулять! Снова покупаю билеты на Занзибар за 250 долларов на те же рейсы и ту же чертову авиакомпанию. И оплачиваю дополнительный день в отеле.
«Хрен вам! Все равно не испортите мне настроение!» - зло думаю я.
Все! Мы свободны. Виктор и Джума вручают нам сертификаты о том, что мы поднялись на вершину Килиманджаро. Обнимаемся на прощанье. УРАА! Едем в магазин, чтобы купить еды и вина.
Наконец-то отель. Душ!!! Блаженство... Горячая вода (выливаю ее всю, Валере приходится мыться холодной водой, вот такая я …, девушка не знаю чьей мечты). Тепло, свежо, зелено, и снова щебечут птицы. Заказываем праздничный ужин в отеле на вечер. А пока же Валера заваривает гречневую кашу «Быстров» и мешает ее с мясными консервами «Тёма». Наливает мне вино. И тут… откуда ни возьмись прорывается жуткий аппетит. Вроде ничего в окружающей среде не изменилось. Но что-то безвозвратно ушло, а что-то поменяло свою природу. Эти изменения глубоко внутри. И если исключить жизненную философию, то что произошло, я не поняла, но есть уже охота (вернее просто жрать, простите за мой английский!). Идем к бассейну, плаваем, отдыхаем. На территории стоят палатки. Нам объясняют, что поставили для участников марафона, для них не хватало мест в округе. Все отели под завязку. В нашем отеле находятся трое русских в футболках с надписью tico – спонсора полумарафона, проходившего в день нашего возвращения в Моши. Один из них Артем Ростовцев занял первое место среди белых. Они отмечают свою победу. Марафон или полумарафон в Африке под палящим зноем… Я могу представить, что это такое. Сама бегала полумарафоны и не раз. Но я в Москве. А тут в Африке.! Подхожу к ним, восхищаюсь и поздравляю.
И идем на ужин. У меня не проходит зверский аппетит. Господи, как хорошо- то! На всякий случай у девушки Ани (хозяйка отеля) спрашиваю, будут ли мне менять номер.
- Нет-нет! Вы останетесь на месте.
Ну и супер! Номер, в который нас сегодня поселили шикарный. Сборы. За Валерой приходит машина. Я остаюсь одна.
Приезжает девушка из Altezza и привозит мне новые билеты до Занзибара. По возвращению в Москву буду пытаться вернуть деньги за те, недействительные. Мне говорят, что машина на сафари будет в пять утра. Всё! Спать!



29.02.2016
сафари

При покупке тура на сафари Александр тоже уверял, что машина придет в пять утра. И я в 5 утра жду обещанную машину. Ночью практически не спала. Валера уехал около одиннадцати. И я сразу легла, но глаз так и не сомкнула, видимо последние события перевозбудили меня. Встала в 4-30. И вот в пять утра жду, а машины нет. Жду 15 минут, машины нет, начинаю переживать. Пишу сообщение Александру, Дмитрию, никто не отвечает. Потом все-таки дозваниваюсь до Дмитрия, тот говорит, что машина в пути и скоро будет. На улицу уже выходит обслуживающий персонал, открывают и закрывают ворота, как будто проверяют, работают ли они в отель. Наконец-то въезжает зеленый джип Toyota Land Cruiser.

Водитель представляется Фрэнком. Он африканец. Я его спрашиваю почему он опоздал. Фрэнк мне показывает какую-то бумажку, на которой написано время прибытия 5-30. Про себя ругаюсь, вспоминая недобрыми словами полюбившуюся мне компанию Alezza.
Едем заправляться. Фрэнк вспоминает, что не забрал в Ashanti Longe ланч боксы. Возвращаемся. Забираем ланч боксы и снова в путь.
Пока едем, глаза у меня закрываются, дремлю.
- Аруша – сообщает мне Фрэнк, когда показывается большое селение.
Аруша намного больше, чем Моши. Время семь, стряхиваю с себя остатки сна и дремоту. Вдоль дороги в школу идут африканские дети, смешные бэббики. Маленькие детишки с большими рюкзаками за спиной старательно вышагивают и выглядят мило и смешно. Старшие детишки идут более степенно, у некоторых надеты белые рубашки и желтые галстуки. Девочки и мальчики имеют одинаковые прически - все подстрижены почти на лысо. Где девочка, а где мальчик можно отличить только по одежде. Их много и становится все больше. Все улицы заполонили разновозрастные группы детишек. Образование в Африке многоступенчатое.
- Первая ступень – два года, вторая ступень или базовое образование – семь лет, среднее образование – три года, высшее – три и больше, – рассказывает мне Фрэнк – Только первый уровень является бесплатным. Все стараются отдать своих детей в частную школу, так как после получения этого образования есть шанс устроиться на работу. Причём все стремятся попасть на государственную службу, это стабильно и престижно. А с бесплатным образованием туда не берут.
Весь путь до Тарангире занимает часа три-четыре. Я успеваю и выспаться, и перекусить. Компания Alteza хорошо позаботилась о еде. Нам выдали шесть ланч боксов с перекусами (сок, кекс, арахис, йогурт, булка) и два с горячим (большой гамбургер и картошка фри). Пейзаж за окном – саванна с одиноко стоящими баобабами. Кругом огненно-рыжая земля, краснозём. Как будто смятые костюмы по дороге стоят какие-то хижины, магазины, как будто все построено из картона и просто стоит на земле без фундамента. При этом чисто, мусора практически нет. Вот рядом возле африканского жилища бегают детишки. А вот женщины, сидят кучкой и продают манго и бананы. А здесь женщины, несущие фрукты и воду на голове… А вот стоит группа мужчин и что-то обсуждает.. И еще мужчины на мотоциклах, везут тюки, узлы, какие-то баулы… Еще и обгоняют друг друга, и, оборачиваясь, что-то кричат вслед. Эти мотоциклы похожи на наши скутеры или древние мопеды, на которых в свое время каталась советская молодежь. Или вот полицейский, ох, он нас останавливает. Фрэнк перекидывается с ним парой-тройкой фраз и мы едем дальше.
Наконец въезжаем в национальный парк Тарангире.


Фрэнк уходит получать пермит, а я брожу по территории перед въездом в сам парк.
И! Бумаги оформлены, Фрэнк открывает верх джипа, я встаю в полный рост, расчехляю фотоаппарат.
- Если надо будет, говорите «Стоп», я буду останавливаться. Ехать буду очень и очень медленно.
- Поле поле? Ок!
Сразу на въезде встречаем стадо антилоп. Судорожно начинаю нажимать на спуск фотоаппарата.

- Впереди еще много будет, – успокаивает Фрэнк. - Здесь они группами ходят.
Птицы. Птиц здесь столько, что жалею об отсутствии элементарных знаний орнитологии. Все летает, щебечет, и поет. А вон там слоны, много слонов. И жирафы. А это? А это страусы! Еле успеваю просить останавливаться и делать фотоснимки, испытывая детский восторг. Фрэнк обращает мое внимание на то, что мой замыленный каменными джунглями глаз различить не в силах. Близко подъезжаем к слонам. Глава семейства (скорее всего бабушка, у слонов матриархат), направляется к машине и ведет за собой всю семью. Проходя мимо трубит так, что я подпрыгиваю от неожиданности. Мы тут же ретируемся.

Жираф. Как только мы приближаемся, жираф отворачивается и гордо, очень степенно следует в обратную сторону, и так всякий раз.

Просто виды.


Баобаб.

Проездив до часу дня делаем остановку на ланч. В парке есть специальное место, оборудованное туалетами, столами с зонтиками для еды, и отсюда открывается прекрасный вид на речку Тарангире. Мы едим, разговариваем.
Я узнаю, у Фрэнка есть семья. А раньше он работал фрилансером. Сейчас в компании Altezza travel. Это лучше, есть некоторая стабильность. Он христианин. Вообще, он очень колоритный персонаж. Крепок, на голове кучерявые косы, связанные в хвостик. Между делом Фрэнк расспрашивает меня. Рассказываю, что была на пике Килиманджаро. Оказывается, что он тоже там был и три раза – поднимался по Марангу раут, по Мачаме раут и по Лемоши раут.
- Самый хороший маршрут – Лемоши. Он самый простой – говорит Фрэнк.
Так как я только вчера вернулась из Хоромбо, то снова думать о горных маршрутах даже в дальней перспективе, мне пока не хочется. Покатавшись по парку еще пару – тройку часов возвращаемся назад в Моши. Львов и гепардов так и не встречаем. Они хищники и, как объясняет мне Фрэнк, они хайдятся (прячутся) в такую жару. Их можно увидеть или рано утром или поздно вечером. Так как мне завтра собираться и вылетать на Занзибар, а еще нужно собираться, я принимаю решение возвращаться в отель.
А по возвращению меня ждет сюрприз. Меня переселяют в другой номер. То есть мои вещи выставлены из номера, куда нас с Валерой определили вчера. Другой номер пока не выделен и вещи лежат в коридоре. А так как я уезжала в пять утра и все раскидала (вещи сушились в ванной, там же стояли треккинговые ботинки, гамаши), то я начинаю беспокоиться об их сохранности. Настроение у меня резко портится. Я вспоминаю, что в холодильнике были продукты, а в шкафу вещи… Хочу наговорить гадостей хозяйке этого отеля. Она же наша русская, ну почему такое отношение к соотечественнице? Ведь я накануне спрашивала, будут ли мне менять номер. «Нет, нет»- обещали мне. Обслуживающий персонал смущен и извиняется, приносит мне все мои вещи и продукты в другой номер. Еще раз извиняется. Но настроение все равно испорчено. Хотя… В номере есть телевизор и можно хотя бы посмотреть новости CNN.
«Нет на них Валеры» – зло думаю я. От него как раз приходит сообщение, что он уже в Стамбуле.
Завариваю себе кашу «Быстров», запас которой оставил мне уехавший друг, добавляю мясные консервы «Тёма». Допиваю вино, ем манго, и мне становится все равно. Конечно, гнетет отношение наших к нашим же. На всякий случай, чтобы снова не получить сюрприз, спрашиваю у Ани когда выселение.
- В десять утра.
- А нельзя ли в одиннадцать?
- Можно.
- Спасибо!


01.03.2016 – 04.03.2016
Занзибар

Утро, валяюсь до упора, торопиться сегодня некуда. За окном грозовые тучи и дождь. Иду на завтрак. Сегодня завтракаю внутри отеля. Артем Ростовцев вышел на пробежку, 8 утра. Видимо, у него такой режим. Завидую, человек занят любимым делом, спортом, тренирует других, много путешествует.
После завтрака собираюсь, баул еле закрывается. Перед непосредственным выходом завариваю себе кашу из последнего пакетика, когда теперь придется поесть, неизвестно. Выписываюсь из отеля. Вещи разрешают оставить в проходном темном коридоре. С территории никто не гонит. Дождь прошел. Сажусь на улице за столик и начинаю писать этот отчет. Валера уже дома. Скидывает мне фотографию, на которой он побритый и отмытый от огненной африканской пыли. И следом получаю фото его заунывного подмосковного двора в Долгопрудном. Это наверное, чтобы мне совсем не хотелось назад. А мне все и предлагают остаться. Тут же здорово! Я пишу ему в ответ, что вот, дескать выписалась, сижу на улице, а машина то еще в 14-30.
Через минут пятнадцать (я в это время болтаю с Артемом Ростовцевым, мы обсуждаем особенности тренировок для подготовки к марафону) подходит сотрудник отеля и вежливо интересуется.
- У Вас когда машина?
- В 14-30.
- Сейчас мы сделаем уборку в Вашем номере и Вы можете там отдохнуть до приезда машины.
У меня от удивления округляются глаза. Вот это да! Что за аттракцион неслыханной щедрости!? Пишу Валере. Оказывается, это он связался с нашей Настей из Семь вершин, а Настя связалась с Альтезой, а Альтеза с Ашанти лонж. Персонал получил в глаз, и я опять в номере! А чего было выселять, три номера же свободных? И хозяйка отеля знала о моем выселении.. Но ругаться мне не охота, и я делаю вид, что все логично и виноваты бестолковые африканцы. И я только легла на кровать… А тут распогодилось. Время терять нельзя, в Москве, вон какая погода…Я иду к бассейну, полотенце для бассейна уже не выдают, гады…
Наконец-то аэропорт Килиманджаро. Авиалинии Precision air. В самолете одни американцы и европейцы. Перелет всего полтора часа. И уже вот он, аэроропорт Занзибара. Вот оно, счастье!! Почему-то с меня не требуют международный сертификат о прививке от желтой лихорадки. Волоком тащу свой неподъемный баул со снаряжением. Торгуюсь с таксистами. Дешевле 50 долларов никто не соглашается. Отель Ocean Paradise Resort & SPA расположен на севере Занзибара в Кивенгва в 50 км. от аэропорта. Все сходится, танзанийская расценка для белых туристов равна 1 км за 1 доллар. Удается сбить только пять долларов. Едем по узкой автодороге. Все время приходится объезжать велосипедистов, мотоциклистов, прохожих, гуляющих по обочинам. Очень темно, хоть глаз выколи, хотя время только семь вечера. Удивляюсь, как тут никого не сбивают?
Отель Ocean Paradise Resort & SPA. Я потрясена его необычностью. Ресепшен расположен прямо на улице под огромной соломенной крышей. Жить буду в бунгало. Дом из камня, крыша из соломы - стиль суахили. Номер у меня очень большой. Над двуспальной кроватью полог. Кроме кондиционера на потолке есть еще и вентилятор. Располагаюсь и иду на ужин, его стоимость включена в стоимость проживания моего райского отдыха.
Утро, но на улице уже душно и влажно, как в парной, градусов 38, я думаю. Перед завтраком гуляю по территории отеля. В нем всего сто мест, (так написано на сайте отеля), но территория огромна, и, что радует, идеально ухожена, ни соринки, и даже листья пальм как будто уложены, как причёска! Это настоящий рай. Рядом Индийский океан, белый песок и лазурное небо. В ресторане разнообразное европейское меню, ароматный крепкий африканский кофе. Здесь очень вкусно готовят лобстеров, и крабов, и другие морепродукты. Мне никуда не надо спешить, чего-то достигать и куда-то бежать, можно просто валяться целый день под пальмой на лежаке. На пляже, где после утренней уборки мусора специальными граблями остаются бороздки. Здесь можно думать о дальнейших планах, смотреть на летающий одинокий кайт и двух виндсерферов. Я чувствую себя по настоящему счастливой. А еще здесь огромный бассейн. И вечерами на небольшом мостике, что соединяет бассейн с рестораном, проводится анимационное шоу. И еще можно просто подплыть к барной стойке, заказать коктейль, и наслаждаться его вкусом, не выходя из бассейна. Иногда у океана не на территории отеля пристают хелперы, но обученная Дмитрием из Альтезы, я просто не обращаю на них внимание. Купаться в океане не нравится, так как вода по щиколотку, и очень много тины, прямо как в нашей родной Анапе, поэтому приходится плавать в бассейне. У меня здесь всего два с половиной дня и поэтому решаю не ехать ни на какие экскурсии. Просто читаю, сплю, ем, восстанавливаю силы после восхождения.







Но все когда-то заканчивается, и приятное тоже, приходит время возвращаться. Мне предстоит долгая дорога домой, четыре перелета с четырехчасовыми промежутками между ними. Занзибар - Дар Эс Салам – Килиманджаро – Стамбул - Москва. За время перелета пришлось и сидеть на полу в транзитной зоне Дар Эс Салама, и спать на скамейках в аэропорту Килиманджаро, и чистить зубы в туалете. Приятная встреча со старым знакомым (Алексей Тарашевский, муж моей бывшей коллеги по Лукойлу) в аэропорту Ататюрк в Стамбуле вернула меня в реальность и помогла скоротать время ожидания до посадки.
В конце концов через полтора дня, начиная со времени выезда из отеля, самолет Турецких авиалиний благополучно приземлился в аэропорту Внуково.
Я вернулась. И жизнь продолжается. Возможно она будет другой, а возможно и нет, но одно могу сказать точно, я снова хочу в горы… И в Африку… И на Занзибар я бы тоже вернулась.


СОВЕТЫ И ЧИСЛА
Для тех, кто собирается совершить подъем на высшую точку Африки, на всякий случай перечисляю экипировку и снаряжение, которое я брала с собой. Может кому-нибудь поможет сориентироваться.

ОДЕЖДА и прочая фигня

Спальный мешок Deuter, комфорт -11 градусов, экстрим -22. Спальник классный! Правда сворачивать его в маленький чехол, в котором он продавался оказалось пыткой.
Горнолыжная куртка с мембраной 20. В целях экономии места в багаже лучше купить штормовую куртку, в целях экономии денег, можно обойтись горнолыжной одеждой. Я надевала ее на штурм;
Горнолыжные брюки. Надевала на штурм;
Термобелье, одна пара. Надевала на Кибо-хат и так в ней и пошла на штурм;
Пуховка Кечуа. Я из нее не вылезала в альплагерях, начиная с Мандары. Она легкая, занимает мало места, в ней очень удобно и я всегда носила ее с собой в рюкзаке на переходах. В ней летела туда и назад, в ней же спала, в ней шла на штурм, надев под горнолыжную куртку;
Треккинговые штаны тонкие, Кечуа. В них было удобно на переходах Марнгу-гейт - Мандара- Хоромбо – Зибра рокс;
Треккинговые штаны плотные, Кечуа. Не пригодились, достаточно одних штанов, хотя… у нас просто не было дождей;
Футболки с длинным рукавом. 2 пары оказалось мало, и если вы (особенно потеете под мышками), то берите 3-4 штуки;
Футболки с коротким рукавом. Брала 4 пары, одна осталась не использованной;
Флиска тонкая. Вторая вещь из которой я не вылезала в альплагерях, в ней спала, а также надевала на штурм;
Спортивный трикотажный костюм Adidas. В нем я поехала из Москвы до Килиманджаро, но можно было обойтись без него и лететь в треккинговых штанах и флиске;
Теплая шапка с подкладкой из флиса и ушами. Надевала на штурм;
Варежки с флисовой вставкой. Брала на штурм, они спасли мои пальцы от замерзания, в этом плане в перчатках хуже, в варежках все пальцы вместе и от этого рука дольше сохраняет тепло (что интересно: варежки были белые, но я их даже не испачкала);
Перчатки с обрезанными пальцами для занятия в спортзале, это чтобы не натереть мозоли от треккинговых палок. Пригодились на всех переходах, кроме штурма;
Перчатки велосипедные. Не пригодились;
Беговая шапка OW. Третья вещь, которую я не снимала во всех альплагерях и даже спала в ней;
Беговые перчатки ASICS. В них было очень удобно во всех альплагерях, не снимала их даже в столовой и в них спала;
Треккинговые палки Кечуа, палки с амортизатором. Без вообще них никуда;
Дождевик. Так как дождей почти не было, он не пригодился, хотя Валера свой дождевик один раз использовал, был короткий дождь, когда возвращались с вершины. Я обошлась курткой;
Ветрозащитная куртка Кечуа. Хорошая вещь, от ветра спасала при подъеме на Зибра Рокс и переходе от Хоромбо до Кибо - хат;
Трусов – 3 пары. Без комментариев;
Носки треккинговые теплые, 1 пара. Надевала на штурм;
Носки треккинговые, 1 пара. Оказались очень удобными, надевала на подъем на Зибра Рокс и на переход от Хоромбо до Кибо - хат;
Носки термо горнолыжные, 1 пара. Надевала на штурм и все равно ноги замерзли;
Носки беговые ASICS, 2 пары. Все использовала;
Простые носки, одна пара. В них летела, в смысле одевала на перелётах;
Носки грубой вязки. Брала с собой на штурм, но они не пригодились.
Треккинговые ботинки SALOMON. Надевала на переход от Мандары до Кибо-хат;
Химические стельки. Я использовала стельки Валеры, свои отдала гидам, вообще вещь на горе очень нужная;
Треккинговые ботинки HANWAG ANCASH LADY GTX (GoreTex). Надевала на штурм, ботинки очень хорошие;
Гамаши Кечуа. Надевала их от Мандары всегда. Иначе штаны будут грязными от ржавой пыли и от серой пыльной лавы;
Пенка под попу. Надевала на штурм. На ней удобно сидеть на камнях, и тепло и не пыльно;
Трейловые кроссовки SALOMON. В них я летела из Москвы, шла от Марангу гейт, носила в альплагерях, кроме Кибо – хат, там холодно;
Рюкзак простой, не анатомический, на 20 литров. Я очень пожалела, что не взяла 40-литровый Mammut, у меня постоянно потела спина;
Тапки Adidas. В них ходила в первый день, после спуска, на Занзибаре;
Простой маленький фонарик. Практически не пригодился;
Баул 120 литров. Он очень вместительный, но я жалела, что не купила рюкзак на 90 литров, было бы удобнее носить его в аэропортах;
Маленькое полотенце для умывания лица и тела. Конечно, пригодилось;
Крем с защитой от солнца 50. Без комментариев, это же Африка и горы;
Спортивный бюстгалтер, 3 пары. Вообще не пригодилось, достаточно было бы одного;
Очки для катания на кайте. Вполне пригодились;
Кепка с накидкой. Я жалела, что не было панамы, в кепке очень потела шея, и после кепки на голове было чёрт знает что;
Налобный фонарик. Пригодился в альплагерях при вечерних походах в туалет и на штурм;
Две фляжки для воды вместительностью 600 мл. Так как у Валеры была поилка на 2 литра, достаточно было бы одной;
Термос для чая. Термосы нужны не только для чая… В них нам наливали горячую воду вечером. И утром она была еще теплой, ее можно было пить и ночью и утром без риска простудить горло;
Зерновые батончики, купила их 15 штук. В результате съела только пять штук, остальные после спуска с горы отдала Виктору и Джуме;
Шоколад, три плитки. Шоколад меня спас, последние четыре дня треккинга я могла есть только его.
Х/Б платок на шею. Очень пригодился, так как солнце в Африке, а особенно на горе, очень активное;
Влажные салфетки. Мне сказали, что их надо брать как можно больше (для обтирания тела, иного способа вытереть пот просто не существует), вот я и взяла четыре большие упаковки, в результате две привезла назад;
Две большие аптечки. Перед поездкой мы с Валерой поделились, что будет брать он, а что я. Использовали список медикаментов, который размещен на сайте Клуба семи вершин.
Шорты спортивные, ходила в них на Занзибаре;
Шорты джинсовые, ходила в них на Занзибаре;
Сарафан, ходила в нем до треккинга и после, а также на Занзибаре;
Купальник. Пригодился для бассейна в отеле и на Занзибаре;
Парео. Пригодилось в отеле у бассейна и на Занзибаре.
200 граммовая бутылка виски. Я брала ее на треккинг, по чуть-чуть всю выпила.
200 граммовая бутылочка 5 зведочного конъяка. Он мне не пошел, привезла назад.
Фотоаппарат зеркальный Nicon. Фотографировала им в Стамбуле, на Сафари;
Фотоаппарат мыльницу. С ним ходила на Гору;
Электронная читалка. Я даже к ней не прикоснулась, взяла в руки только на Занзибаре;
Туалетная бумага, четыре рулона. Без комментариев. В альплагерях в туалетах бумаги нет.

Что бы надо было взять:

Я жалела, что не взяла еще одну теплую флиску с капюшоном и флисовые теплые брюки вместо трикотажного костюма Adidas, в этом мне было бы теплее в альплагерях;.
Пуховую жилетку;
Теплые горнолыжные перчатки. Пришлось брать у великодушного Валеры, хоть они и пригодились на начало штурма. Потом я их поменяла на варежки;
Анатомический рюкзак для переноса личных вещей во время подъема;
Каши быстрого приготовления путем заваривания и консервы детские мясные. На самом деле очень нужная вещь, умудреный опытом Валера их взял;
После того, как я рассказала про восхождение на Килиманджаро, один коллега с работы, Иван, рассказал, что сейчас в продаже есть сухой шампунь, с его помощью можно было иметь подобие прически на голове (это для женщин, у всех мужиков был бардак на голове, но это выглядело вполне достойно).

ДЕНЬГИ

Основная валюта на территории Танзании – это танзанийский шиллинг. Официальный курс можно посмотреть в интернете. Курс выше, если менять 100 и 50 долларовый банкноты. Где купить шиллинги нам подсказал наш проспавший встречающий Дмитрий. Он же нас и отвез в отделение банка. Чтобы понять сколько долларов что стоит, мы переводили курс обратно, деля сумму в шиллингах примерно на 2300-2500. При этом можно оплачивать все в долларах. На Занзибаре особенно любят доллары и кривятся, если расплачиваешься их местной валютой.

Перелеты, перемещения

Москва-Стамбул-Килиманджаро. Летели Турецкими авиалиниями, билеты покупали с дешевым тарифом, без права возврата, 38 тысяч рублей.
Килиманджаро-Занзибар-Дар Эс-Салам-Килиманджаро. При зондировании почвы, в Клубе «Семь вершин» мне порекомендовали обратиться в Alexavia. Я и купила билеты там. Авиаперевозчик Preсisionair. В Alexavia меня уверили, что назад можно лететь только через Дар-Эс-Салам. На обратно у меня была стыковка часа два, которую мне потом увеличили до четырех часов, так как рейс до Килиманджаро на 19-00 был отменен и пришлось лететь в 15-00, а потом сидеть в грязной транзитной зоне аэропорта в Даре на полу, ожидая вылета до Кили. За билеты я отдала 17 тысяч рублей.
Потом в Моши мне пришлось еще раз купить билеты на того же авиаперевозчика уже за 250 долларов на те же рейсы. Когда я улетала из Занзибара, я увидела, что были прямые рейсы с Занзибара до Килиманджаро, другими авиалиниями. То есть, есть все-таки есть авиалинии, на которых можно добраться до материка минуя Дар. Кроме того, можно в принципе лететь из Килиманджаро до Дар ЭС Салама и оттуда за 70 долларов и туда и обратно добраться на пароме до и с Занзибара. (Деньги за билеты мне еще не вернули, все время вешают на уши лапшу, что AirMonaco разбирается с Preсisionair по поводу возврата денег. Упомянутая ранее Alexavia сообщила, что мне повезло, что меня хотя бы предупредили, а были наши пассажиры, которых вообще на рейс не посадили без предупрежедения. Вот как-то так.)
Такси в Танзании стоит 1 доллар за 1 км. Трансфер из аэропорта Занзибара и назад обошелся мне в 100 долларов. Александр из Alteza говорил, что можно уложиться в 20 - 25 долларов, только надо торговаться. Но торговаться в темноте у меня не получилось. (я прилетела в Занзибар в 5 вечера, пока заполняла анкету, пока получала багаж, очень быстро стемнело). А назад, так как рядом с отелем нет населенного пункта, пришлось заказывать такси на ресепшене, и также снижать стоимость до 50 долларов, потому что первоначальная цена вообще была запредельная. Хотя таксист, который вез меня из аэропорта, обещал и увезти назад, но на сообщения о моей готовности воспользоваться его услугами не ответил.

Стоимость восхождения обошлась мне в 1640 долларов, из них 200 долларов это за дополнительный акклиматизационный день. В данную стоимость включено питание, два дня проживания в отеле, день до треккинга, день после.
Дополнительно мне пришлось оплатить день проживания в отеле Ashanti Longe, когда я была на Сафари, и это стоило 70 долларов.
Если бы наш встречающий из Alteza не проспал, то нам пришлось бы еще оплатить за свободный день, который мы провели в Моши еще 90 долларов за двоих.
250 долларов обошлись чаевые для группы, которая нас поднимала, и это был наш добровольный посыл, так как требовалось отдать всего по 200 долларов за человека. Повторюсь, это для гидов, портеров, официанта, поваров, всего на 11 человек. Некоторые туристы, поднимавшиеся на гору говорили, что можно отдавать старыми вещами, танзанийцы их охотно берут. Но лично у меня нечего было отдавать. Да и женское все у меня. Да и все было новое.

Сафари
Сафари в Тарангире обошелся мне в 470 долларов. Если бы набралась группа, это было бы значительно дешевле. Возможно, договариваясь с местными гидами, это также обошлось бы дешевле. Но наши гиды мне помочь не смогли. Возможно потому, что они наемные работники Alteza.

Страховка
Покупка международного страхового полиса с покрытием стоимости лечения на 50 000 долларов обошлась мне в 40 долларов.

Проживание на Занзибаре
Отель Ocean Paradise Resort & SPA обошелся в 429 долларов. Причем, за пару дней до отлета Booking запросил предоплату в размере 100 долларов.
Средний ценник на питание 30 долларов, включая пару бокалов вина, выходило совсем не дешево.

Расходы на подарки и сувениры и доп. расходы в Моши
На подарки и сувениры я потратила примерно 110 долларов;
За обед и за ужин мы примерно заплатили на двоих два раза по 24-26 долларов, это вместе с бутылкой пива на обед и 50 граммами виски на ужин;
Такси в Моши от кафе «Мимоза» до отеля «Ашанти» стоило порядка 7 долларов, пешком же топать минут 25.

Вроде всё.
16 Мая 2016
1380    ©  Юлиана Морозова
  • Комментарии к отчетам
Загрузка комментариев...