ХРАМЫ САГАРА

Удивить кого-нибудь в наш суетный век поездкой в Индию вряд ли возможно, тем более в Гоа. Сегодня вообще трудно кого-то чем-либо удивить. Крепкий стал народ, информационно подкованный. Но ездят, слава богу, не для того чтобы удивлять…

Моя история с Индией началась в далёком 95-м, когда мы с сыном поехали отдыхать в Ялту. Одним из вечеров делать, как обычно, было нечего, по променаду мы прогулялись, картины посмотрели, на рыбаков поглазели, и я от скуки подошел к гадалке. А почему бы и нет? Гадалка - пожилая сухонькая скромная русская женщина, была совершенно не похожа на назойливых цыганских Оракулш. С такой скромной внешностью вряд ли она могла рассчитывать на хорошие заработки. Собственно, именно скромным видом она меня и привлекла. В таких неприметных бабушках часто скрывается настоящий дар и талант. По мере общения (гадала она по руке) она как-то очень удачно угадала пару ключевых моментов в моей жизни, чем еще больше меня заинтересовала, и я с ней разговорился. Просто так, о жизни. Минут через десять я об этом пожалел, ничего нового и умного она не сообщила, но когда я, уже почти совсем, собирался уходить, она вдруг сказала: «У вас дар, молодой человек, ваши сны сбываются».
С этими снами у меня одни проблемы, не то что бы они вещие… но довольно часто я ловлю себя на том, что события, которые вот только что случились, я уже видел, причем уверенно знаю, что видел во сне. Однако самое неприятное в том, что до момента пока событие не произойдет, я не понимаю, «что» же мне «показали» во сне. То есть я, возможно, что-то предвижу, но предсказать, а тем более предотвратить, не могу. Такой талант, мягко говоря, неудобен, и я мало кому о нём рассказываю, хвалиться-то нечем. А тут бабушка... В первый момент я опешил, а потом решил пожаловаться, дескать, ничего не могу поделать со своими снами, толку от них никакого, только запоминать. Она как-то очень мягко взяла меня за руку и вкрадчиво произнесла: «Тебе нужно научиться управлять своими снами… Это просто… Ты когда, сынок, ложишься спать, сконцентрируйся на каком-то вопросе, и тебе во сне на него ответят. Ей-ей ответят… у тебя получится». «Да ладно, ерунда всё это!» - отмахнулся я, поблагодарил бабушку, расплатился, и мы со Стасом продолжили свой вечерний моцион.
Отмахнуться-то я отмахнулся, но совета не забыл. И как-то уже на Севере решил поэкспериментировать. Я долго выбирал вопрос, на который бы хотел услышать ответ, и ничего лучшего не придумал, как спросить: «А какой у меня, в моих жизненных воплощениях, самый большой грех?» Странный вопрос? Ну, узнавать, так узнавать, учитывая мой скепсис. И ночь мне явила...
Я, американский или английский, а может быть, голландский, торговец оружием, подрядился на поставку винтовок для восставших в Индии сипаев (военные индийцы, армейские служащие Ост-Индийской компании). Подрядился, предоплату взял, а винтовки не поставил. Испугался пройти на корабле в Ганг, везде были британские военные. Струсил! Грех? Конечно, грех… Обманул доверившихся. Тем более что конец у сипаев был очень нехороший. Колонизаторы подавили восстание, а несколько тысяч участников казнили, привязывая их к пушке и стреляя холостыми. Человека при этом разрывает в мелкие лоскуты, и надежды предстать пред богом у казненных, по верованиям индусов, не было ни малейших шансов.
Ответ мне этот не понравился (кому бы он понравился…). Больше экспериментировать с вопросами я не стал, решив для себя, что всё это чушь собачья, но! Но в мою жизнь вошла Индия. Не так, как Россия или Римская империя (всегда увлекался историей этого знакового для человеческой истории государства), но Индия перестала для меня быть просто набором букв. И ещё: я вдруг понял, что мне хочется туда поехать.
Но в 95-м мы и мечтать не могли о том, чтобы поехать куда-нибудь дальше Ялты или Сочи.
Значительно позже, в декабре 12-го, в Гоа съездил Стас с будущей женой и вернулся очень довольный. И я поставил напротив Гоа галочку, как места, обязательного для посещения.
А осенью этого года, в предощущении, что наша поездка может быть… - очень не хочется писать «последней», напишу дурацкое слово «крайней», - так вот, в предощущении, что наша поездка может стать крайней поездкой за границу, мы очень скрупулёзно подошли к выбору места для отдыха. Ближний Восток (Египет, Турция) отметался сразу, ясно было, что направление опасное, что потом печально и подтвердилось. Юго-Восточная Азия или Карибский бассейн были слишком дороги. И я понял - пришла пора посетить Индию.

5 декабря (в день рождения моей супруги Валико и тайского короля Пхумипона Адульядета) в 8 вечера наш Боинг оторвался от взлетно-посадочной полосы в Домодедово и взял курс на Юг. Россия, Каспий, Казахстан, Туркмения, Пакистан, Аравийское море и уже в 6 утра по Делийскому времени (разница с Москвой 2,5 часа) наш самолет приземлился в аэропорту Даболим индийского штата Гоа. Отдыхать мы ехали в Южный Гоа. Северный - он для молодежи, а мы хоть и не старики, но тусовки нам уже противопоказаны.
К морю хорошо прилетать рано утром. Даже если ночь почти не спишь (перелеты к теплым морям обычно долгие, а забота экипажа совсем не позволяет уснуть, второй раз нас пытались накормить в час ночи по-московски или в половине четвертого по-делийски, есть, конечно же, никто не стал, но разбудить всех разбудили… и… и…. дай им всем бог здоровья! ), так вот, даже если всю ночь не спишь, к морю прилетать хорошо утром рано. Весь день впереди, и это при такой-то погоде! А погода в Гоа-а-а-а... Сухой сезон, +30, солнце, легкий бриз. В голове не укладывалось, что где-то в это же время: плюс через минус, дождь через снег, и вообще, просто холодно, гадко и противно.
Заселившись и позавтракав, мы нацепили на себя купальные костюмы и рванули на море, благо отель стоял буквально возле него.
Море…
Аравийское море…
Если посмотреть на карту, то морем это можно считать весьма условно, скорее это Индийский океан. Но, в общем-то, какая разница… вода +27, полуметровая океанская волна и бесконечный песчаный пляж. У Южного Гоа двадцать семь километров пляжа, с белым, скрипящим под ногами, как снег, песком. Так бывает, если песок образуется из ракушечника. Он очень мягкий, нежный, как шелк, но из-за него в море практически нет видимости, а значит, маску можно было даже не брать, а про снорклинг с дайвингом забыть. А мы и забыли, и пошли просто гулять по берегу.
Народу на пляже немного, и весь он в основном сосредоточен возле пляжных кафе - шеков. У каждого шека целый штат зазывал, которые неплохо говорят по-русски, настырны, даже назойливы и делают всё, чтобы затащить к себе клиента. Естественно, начинают сразу с обращения «друг» и норовят пожать руку.
С желанием местных прикоснуться к белому человеку, нам пришлось сталкиваться на каждом шагу, не то чтобы все хотели пожать руку, но дотронуться, да хоть просто сфотографироваться вместе с белым человеком в Индии стремятся многие. Я пишу «в Индии», хотя ещё до приезда твердо знал, Гоа - не Индия. Но и в Индию мы сумели выбраться. Но все по порядку.



Итак: вся жизнь белых человеков сосредоточена возле редких кафе-шеков. Там же отираются торговцы всякой всячиной (дешёвой бижутерией, сувенирами, изделиями из хлопка), бродячие артисты, выдыхающие пламя, гимнасты и нищие, последние почти всегда с маленькими детьми, дети в подаянии берут хлеб и другую еду, голодные! (Там это никого не волнует. «Карма» у детей такая, в Индии все решает карма.)

Но не человеком единым живет пляж, есть там и другие живые существа:
- Мелкие песчаные крабики. За ночь они простреливают пляж не хуже автоматных и пулеметных пуль. У них непростая жизнь. То отлив, а то прилив, и поэтому все время приходится менять свою диспозицию, каждый раз заново окапываясь. Активны они в основном ночью, но и днем их можно заметить, правда, исключительно боковым зрением, ибо перемещаются они с изумительной быстротой.
- Ракушки и морские звезды, их волна миллионы лет выбрасывает на берег, а моя Валико, вопреки мировому порядку, упорно спасала их, относя обратно в море.
- Птицы:

- Стайки мелких куличков-ржанок пишут своими длинными лапками строки перед прибойной волной. Набегавшись за волнами, они любят погреться на горячем песке, а когда их спугивают - мчатся над морем крикливой, переливающейся серебром, стаей.
- Цапли. Белые и серые. В одиночестве они разгуливают возле соленых луж на своих ходулях, высматривая мелкую рыбешку.
- Белоголовые орланы, стерегущие в вышине всю земную и неземную живность.
- И вороны! Если другие птицы на пляже, скорее всего, знакомы с Россией не понаслышке, и на берегу Аравийского моря на зимовке, то вороны здесь дома, они здесь хозяева. Более грациозные и темные, чем наши, они, как люди, тоже группируются возле шеков. А чего шарашиться где попало? Еда, она сама по берегу ходит, надо только успеть подсуетиться, когда она остается без присмотра. Или организовать нападение. Когда одни отвлекают, а другие тырят. Умные, черти.
- И собаки! Собак много. Собаки такие же худые, как вороны и как, вообще, все в Индии. По характеру доброжелательные, чем-то походят на зазывал из кафе, на знакомство идут смело, могут даже прикусить (в шутку) ногу, но при отпоре быстро всё понимают и больше не беспокоят, хорошая память. Вдоль всего пляжа территории возле кафе поделены между стаями. Иногда на пограничных участках возникают потасовки, при этом нарушителя загоняют в воду (или он сам туда отступает, волна прикрывает спину) и всеми доступными средствами объясняют, что присутствие того крайне нежелательно. Кусают при этом нешуточно. Но потасовки редки, в основном, днем псы дрыхнут в тени под лежаками, предварительно выкопав в песке ямку до сырого песка, а вечером побираются, но тоже не очень настойчиво. Сидишь ешь, и вдруг замечаешь, что кто-то на тебя смотрит, поворачиваешь голову – пес сидит и молча смотрит. Причем подходят они исключительно к столам, за которыми едят мясо, рыба (рыба обалденно вкусная, свежая же!) рыба их не интересует. Получив кусок мяса, пес аккуратно съедает и так же бесшумно растворяется в темноте. Жизнь выдрессировала.
- Кошки тоже есть, но на пляж почти не заходят, обитают в основном на территории отеля. Худые, как велосипеды, они при этом разборчивы в еде, то есть худоба у них в генетике, а не от голодной жизни.
Такой антураж.
Люди, звезды, крабы, рыбы, птицы, кошки и собаки, опять люди, опять звезды… прямо цикл перерождений – колесо сансары в жизни. Представляете, ходит по пляжу собака, а в предыдущей жизни была она владельцем шека, который обсчитывал туристов? Карма!
В целом антураж незамысловатый. И жизнь такая же. Лежишь, греешь пузо, временами окунаясь в теплое, пахнущее арбузами море, три раза в день набиваешь это самое пузо едой: завтрак в отеле, обед и ужин в кафе на пляже, ибо дешево и вкусно. В общем – рай! И львы не едят антилоп. Потому что нет тех львов. И антилоп тоже нет. Бродят где-то далеко в джунглях тигры…
И на второй день становится нестерпимо скучно. Хоть вой. По крайней мере, мне. Я очень беспокойный пациент. Очень! Мне вечно чего-то не хватает… Вот, чего бы просто не лежать? Не-е-е-ет! В Индии же!
Ну и поехали в Индию…

Индия. В который раз пишу Гоа - это не Индия. Самый маленький индийский штат, с 1510 по 1961 годы, вообще был заморской территорией Португалии, со всеми вытекающими последствиями, как то: насаждение христианства в самой жесткой форме (разрушение индуистских храмов и сжигание на очистительном огне упорствующих в язычестве), нивелирование кастовой системы (только нивелирование, на самом деле даже в Гоанском христианстве существуют касты, и неприкасаемым запрещается заходить в храм, знал бы об этом Сын плотника…), и даже раздача в 1961-м португальских паспортов (теперь детишки этих экспортугальцев используют исторический прецедент, как возможность репатриации в Португалию и Европу). Индии в Гоа нет! Чтобы попасть в Индию, нужно ехать за границы штата. Выбор, который предоставляют туроператоры, небольшой: Бомбей на два дня, Агра на три дня, и однодневная поездка в соседний штат Карнатака в города Мурдешвара и Гокарна. Если едешь на неделю, про Бомбей и Агру приходится забыть, остается Большой Синий Шива в Мурдешваре и брамины в Гокарне. Делать нечего, туда и поехали.
Мурдешвара - фасад Индии для иностранцев. Где-то надо знакомить белых людей с индуизмом? Почему бы это не сделать в Мурдешваре? Там, на основе храма 1542 года, в 2008 году был заново воссоздан храм Шивы, а рядом на холме была возведена статуя бога (хотел написать в натуральную величину, но, кто же знает, какая она у него была, величина эта?) высотой в 37 метров. Высоченный синий четырехрукий Шива, сидя в позе лотоса, возвышается над городом, восхищая и подавляя гостей, туристов и паломников (храм – действующий). Под богом музей, где в лицах, красках и цветах рассказывается история из Рамаяны. Сами истории мозгодробительны. Сколько я не пытался вникнуть (не в этот раз, раньше, я же интересовался историей Индии) у меня ничего не получалось. Виной ли этому удалённость культур и философия, не исключающая третье (кроме «да» и «нет» есть третье, например, есть «жизнь», есть «смерть», а есть «нирвана»), но понять смысл поступков индийских богов крайне затруднительно. Все эти Шивалингамы, Йони… их поиск, их сокрытие… Вроде бы, где-то на кончике сознания что-то ухватываешь… но как только ухватываешь, оно тут же ускользает.



«…в самом начале творения Брахма и Вишну заспорили, кто из них главный. Этот спор продолжался довольно долго и закончился тем, что перед спорщиками появился бесконечный огненный столб. Не поняв, что это перед ними, они атаковали столб своим оружием. Когда Брахма и Вишну поняли, что не могут нанести никакого вреда этому столбу, они решили найти начало и конец этого столба, и Брахма отправился искать верхний его конец, а Вишну (в образе Варахи) — нижний. Не найдя начала и конца, они снова встретились, и в этот момент из столба-Лингама к ним вышел Шива, который и объяснил Брахме и Вишну их реальное положение в этой Вселенной. А за то что они атаковали столб, Шива обязал Брахму и Вишну в течение длительного времени совершать почитание Линга-мурти…» (а вообще, они триедины, и Шива у них главный диалектик, он Созидатель и Разрушитель, Отрицание Отрицания, но сразу так и не разберешь, чужая культура. Совсем чужая… )

В Мурдешваре белых людей много, везут автобусами, а потому большого интереса у местных мы, слава богу, не вызываем. Это нам впервой было видеть священных коров, которые бродили меж людей по раскаленному асфальту. Не понятно, что же они не уйдут куда-нибудь на лужайку, чего же таскаются по жаре по этим каменным джунглям и, главное, что едят? Но у коров не спросишь, даже священных. Так это и осталось для меня загадкой. Всё кругом загадочно, всё непонятно. Непонятно, но, в общем, красиво. Это уже про храм. Красиво, но очень похоже на лубок. Нет ощущения силы и глубины веры, которой почти четыре тысячи лет. Представляете? Четыре тысячи! Индуизм - одна из фундаментальных религий мира.
Поглазели, послушали и поехали обратно, по пути заехав в Гокарну.
Если Мурдешвара - это фасад Индии, то Гокарна - такой своеобразный фильтр. После него уже ничего не хочется. Или наоборот. Наоборот в том смысле, что по Гокарне бродит множество представителей не очень адекватного белого человечества, в основном англо-саксов, одетого в национальные индийские одежды, и пытающегося стать индусами (индусы – это те, кто исповедует индуизм, а индийцы - те, кто проживает в Индии), но, увы, стать не могут, ибо это только Буда, Христос и Мухамед интернационально и толерантно звали людей за собой, не взирая на национальность, родство и вероисповедание. Индусом можно стать только по рождению! Причем, помните «Если туп, как дерево, родишься баобабом, и будешь баобабом тыщу лет, пока помрешь!» (шутка), но если ты рожден в какой-либо касте, то перехода из нее нет, и это уже не шутка! Родился крестьянином-шудром, всё! Будешь всю жизнь пахать, сажать и убирать рис. Нам это странно, но для индусов с их верой (нешуточной верой!) в реинкарнации всё предельно ясно. Если родился неприкасаемым, то, значит, в прошлых жизнях та-ко-го! натворил… что и человеком-то тебя сделали только по очень большой снисходительности, то есть каста неприкасаемых - это такая тюрьма для душ. «Отсидишь», не нарушая законы, в следующей жизни получишь послабление. Станешь, например, тем самым шудром-крестьянином, а проявишь себя лояльным в крестьянской жизни (не будешь кушать мяса, не будешь причинять никому зла, почитать брахманов, половину всех денег и риса отдавать в храм) и в следующей жизни, может быть, поднимешься до торговца, и так до брамина, если не оступишься по дороге перерождений. Но, повторяю, такая «карьера» доступна только лишь индусам. Для чужаков этого вообще ничего нет! Поэтому все эти Борисы Борисовичи непонятно на что уповают. Родился в Питере? Вот и шуруй в Исакиевский, нечего народ смешить! Кстати, Стив Джобс это быстро понял. Очень умный человек. Но другим англо-саксам все не след. Поэтому толкутся в Гокарне «хиппи лохматые». А там муторно. По-другому не скажешь. Вокруг вопиющая антисанитария и нищета, при том, что аренда жилья в Гокарне дело не дешевое.



Кругом опять бродячие и вездесрущие коровы, мусор, хлам, совершенно невыносимый пруд, в который ссыпают пепел усопших браминов.
Пруд этот на весь небольшой городок, чуть не единственный источник воды, в нем и стирают, и проводят ритуальные омовения, и ссыпают пепел, причем сам он по размерам не такой уж и большой, как футбольный стадион, и неглубокий. Соответственно запах. Про пруд рассказывают, что когда-то его наполнили вручную кувшинами, в которых принесли воду из Ганги (для справки, расстояние между Гокарной и Гангой по наикратчайшему пути полторы тысячи километров). Почему Ганги? Потому что настоящий индус должен упокоиться пеплом только в священной Ганге. Только тогда произойдет перерождение и продолжит вращаться колесо сансары. Поэтому Гокарна - это филиал Ганги, место, куда приезжают умирать брамины из близлежащих районов.



Прошу заметить, я достаточно жестко пишу, но при этом ни в коей мере не пытаюсь оскорбить чувства целого миллиарда, верящих в Шиву, Вишну и Брахму, людей. Я просто пытаюсь передать то ощущение, которое охватывает обыкновенного русского человека, когда он попадает в столь чуждую ему среду. На предложение гида: «Может тут перекусим, я знаю пару бесплатных кафешек…», весь наш туристический народ взвыл и потребовал в срочном порядке эвакуировать их с этого кладбища.
После Гокарны, как правило, обычному туристу уже не хочется Индии. Даже великолепный пляж медитации «Ом» не может сгладить яркие впечатления, которые оставляет то священное место. Мы с Валико тоже решили, что больше ни ногой в Индию! Но мы еще не знали, что судьба готовит нам сюрприз.

Через день после Гокарны мы, лежа на пляже, решили, что все-таки куда-нибудь еще съездить надо… Нет, не в Индию, упаси Господи, а куда-нибудь рядом, например, на пляж Палолем. Пляж этот в 65 километрах от нашего отеля, и нам его описали, как одно из прекраснейших мест в мире. «Прямо, чистый Баунти!» - восхищенно вздыхали очевидцы. Говорили, что на Палолеме якобы даже есть Баньян (такое большое дерево) Леннона, что, конечно, вряд ли, ибо великий Джон если и был в Гоа, то только в Северном, но это, конечно же, не умоляет значимость и красоту Палолема.
Но туда мы не поехали, потому что вдруг обгорели, ко всем чертям собачим. Тропическое солнце прожгло нас через майки и зонтики, и сделало неприемлемой саму идею посещения хоть какого-либо пляжа, даже самого распрекрасного, даже самого расчудесного, разве что пляжа южного берега Баренцевого моря. Поэтому на следующий день мы поехали в Старый Гоа. Экскурсия в Старый Гоа есть в списке «одобренных Минздравом», но мы, и это главное, поехали дичком. Договорились с местным таксистом, и по дороге прихватили русскоязычного гида Елену. Хотя с самого начала хотели взять совсем другого человека. И нам с тем, что того другого не было, несказанно повезло.



Смотреть в Старом Гоа особо нечего, португальцы планомерно изничтожили индусские храмы, и на их останках ставили свои, поэтому Старый Гоа - это колониальный архитектурный стиль в чистом виде. Красиво, немного специфично, но не очень интересно. Из достопримечательностей меня особо сильно впечатлило известие, что в Старом Гоа захоронен Васко де Гамма. Сам великий Васко де Гамма! Это он назвал мыс Доброй Надежды мысом Доброй Надежды, и этот мыс оправдал его добрые надежды, открыв перед ним морскую дорогу в Индию. Мне, как геоинформатику, было весьма лестно побывать на его могиле, но… не тут-то было! Могилы у великого мореплавателя нет. Потеряли. Зато в Храме Доброго Иисуса есть мощи святого Франсиска Касавьеры, епископа Гоанского, личного друга основателя ордена иезуитов Игнатия Ллойлы, дядьки твердого, как алмазное сверло, человека высоких принципов, который в Гоа надоел всем хуже горькой редьки, от бывших индусов до португальской знати (уж очень вольно стала вести себя вся эта понаехавашая на Восток знать: завела гаремы, пьянствовала, грабила и, вообще, жутко безобразничала). В конце концов, они его ухайдокали, и потом, всплакнув, конечно, канонизировали. Обычная история. Теперь к нему не зарастает народная тропа, чающих чуда и освобождения от грехов.
Всё это рассказывала нам Елена, водя по прохладным храмам, катастрофически не помещаясь в отведенное ей время (нас ведь нужно еще завезти в тридцать три магазина, чтобы там мы могли что-то купить, это отдельный заработок для таксиста, это святое, а тут…). Но Лена считала, что черт с ними с этими шопами, главное-то другое! «Вы ведь не против?» - внимательно рассматривая нас, интересовалась Лена. И мы с ней охотно соглашались, отчаянно кивая.
В разговоре я упомянул Гокарну, причем упомянул без воодушевления.
- А я вообще туристов туда не вожу! Ни в Гокарну, ни в в Мордешвару. Нечего там показывать…
- В общем, да-а-а-а, - промычал я, - и атмосфера та-а-а-ам… И энергетика такая…
- Вы заметили, да? Я тоже там не очень хорошо себя чувствую. Из Гокарны мне просто хочется бежать!
- И куда же вы возите?
- В Хампи!
- Ого… это же почти 400 километров!
- Да, далековато, – пожала плечами Лена, мы сидели на лавочке в храме святого Каэтана, - но лучше туда… Честное слово… Хотя…. – Лена выдержала минутную паузу, - есть место ближе…
И я на эту паузу попался! Хвост вытянулся струной, нос и глаза встали на одну линию, дыхание замерло…
- Что? – выдохнул я. – Что ближе?
- Сагар.
Всё! Слово было произнесено. Слово было сказано.
Сагар - город в двухстах семидесяти километрах от Гоа, всё в том же штате Карнатака, но не на побережье, а вглубь континента. Возле Сагара три индуистских храма, XIII и XVI веков. Белый человек туда почти не добирается. Сама Елена «выловила» эти храмы почти случайно в интернете, причем в рунете на эти храмы ссылок буквально три штуки и все невнятные. Выловила и за свой счет отправилась смотреть их с дочкой. И вот там… Там та-ко-е! «Я тоже хочу! Хачу!!!» - тихо мысленно скулил я. Рассказ подействовал на меня, как на алкоголика действует рассказ о выпивке, остро захотелось повторить чужой опыт. Это же старые индусские храмы! Это же так интересно! Так здорово!
На следующий день мы, задолго до рассвета, выехали из Гоа в Сагар…

***

Я стоял возле храма Шивы в Иккери (деревне в 6 километрах от Сагара, название с языка Каннада переводится «На распутье»), стоял и думал: «Господи! За что мне такой подарок? Чем я его заслужил? Чем?» Мне часто кажется, что меня ведут по жизни. Последний яркий тому пример – то, как мы в прошлом году, совершенно нежданно-негаданно, оказались в Иерусалиме. В этот раз я даже в самых буйных своих фантазиях не мог предположить, что когда-нибудь увижу эту Красоту. Пишу с большой буквы, потому что гармония, совершенство, геометрическая точность воспроизведения поражала, восторгала, восхищала и… есть ли ещё слова, которые могли описать мое впечатление? Храм великолепен. Красоту эту возвели в XVI-XVII веках. Состоит храм из нескольких отдельных сооружений. Сразу за воротами в каменной беседке расположился священный бык Нанди (Нандин), он вырезан из черного базальта размером 3х2х3 метра. Надо полагать, бык просто «прятался» в камне - камнерезы лишь «освободили» его. Следом за беседкой главное большое здание храма с четырьмя дверями, ориентированными по сторонам света. Главные двери украшены скульптурами слонов, а с двух сторон на стенах расположились каменные, красного базальта, резные барельефы многоруких храмовых стражей. Фрески и барельефы везде и на всём: на стенах, на потолке, на полу, снаружи, внутри, весь храм украшен изящными и ажурными барельефами фантастических зверей, богов, демонов, людей, эротических сцен. При этом мастера резали базальт! Чем они его резали?



В храме шла служба, семьями приезжали индусы. Высокопоставленный мужчина из одной процессии попросил меня сфотографировать его с Еленой и Валико, он потом долго придирчиво разглядывал, что я ему там наснимал. Если в туристических центрах к нам уже привыкли, более того, иностранцев даже не пускают в храмы, например, в Гокарне, то в Иккери к нам было какое-то… трепетное отношение. Может быть, потому что люди, которые принесли Веды в Индию, были с севера? Белокожие, голубоглазые блондины. Их называли ариями. Из этнографии известно, что славяне и германцы - потомки ариев. Может быть, индусы это чувствуют? Видят и чувствуют. Не знаю, но отношение к нам было очень теплое.

«Согласно «Ваю-пуране» Нандин является сыном Кашьяпы и Сурабхи. В других пуранах описывается, что Нандин появился из правой стороны Вишну и был дан, как сын мудрецу Шаланкаяне, или что он сын мудреца Шилады, дарованный ему Шивой. Иногда именуется Нандикеша или Нандикешвара. Под этими именами в «Рамаяне» он проклял Равану за то, что тот назвал его «обезьяной»»
Кто не понял, это про быка Шивы. То есть, кто кому кем приходится, я тоже не понял.


Первый храм нашли мы не сразу. Пришлось немного поплутать, поиск усложнялся тем, что все указатели в штате Карнатака написаны на официальном языке штата КАННАДЕ, который даже наш водитель индус из Гоа не понимал. Но второй храм Шивы в Келладе отыскался сразу.
Храм, ровесник первого, построен на месте, где по преданию в муравейнике нашли священный лингам (что это такое, в двух предложениях не напишешь, даже если знаешь, а уж если не знаешь… ). В этом предании еще много чего нашли, потом тех, кто нашёл, убили за то, что они нашли, а за то, что их убили, память о них увековечивали в храме. Смутно? Времена были смутные, кстати, у нас тоже. Так ли, иначе ли, храм существует, открыт и функционирует. Когда мы подъехали, из храма вышла большая группа школьников с учителями, которые, увидев нас, чуть не с восторженным визгом, затеяли фотосессию. Всем хотелось сфотографироваться с белым чудом, которое занесло в их края. Кстати говоря, у индийцев очень серьезно поставлено обучение религиозным основам, во всяком случае, почти возле каждого храма обнаруживались ученики школ, они сразу видны, у них особая форма, причем уникальная для каждой школы.



В этом храме тоже шла служба, тихо напевал брамин, читала мантры пожилая индуска. Мы, стараясь не мешать, по-быстрому сделали несколько фотографий деревянных резных перекрытий и фигурных скульптурных барельефов танцовщиц по периметру потолка. Во вторую постройку нас уже повела служительница храма. Причем она совсем не говорила по-английски, думаю, она даже не говорила на хинди, но она изо всех сил старалась нам объяснить, что в этом храме и к чему.
И снова поющие камни, эротические сцены, фигурные барельефы слоноголового Ганеши, Шивы, Лакшми, Парвати, танцоры, звери реальные и фантастические, скульптуры животных, богов и демонов. Более всего меня поразили выцарапанные на полу какие-то расчеты из нулей и единиц. Вы только подумайте: одни нули и единицы, в двоичной системе счисления что ли? Но почему? Откуда? Спросить было не у кого, смотрительница, пытаясь нам услужить (денег она не просила, 100 рупий я сам положил в ящик для денег), открыла нам все двери и решетки, позволяя делать фотографии, но ответить на наши вопросы не могла. Что она про нас думала? Кем мы для нее были? Забывшие свои воплощения высшие касты ариев? Бестолковые, но достойные уважения? Не знаю… Мы старались быть достойными их уважения…

У двух братьев, живущих в селе Хайла-Байал, Чавуда и Бхадра Говда были два раба Ядава и Мурари, которые обрабатывали поля и пасли скот. Однажды с рабами стали приключаться чудеса. Рабы трижды ходили на одно поле, и каждый раз находили на нем что-то новое.
Первый раз, когда они гнали с поля корову, она расплескала молоко, проходя мимо муравейника. Об этом они рассказали Чавуде, и тот раскопал муравейник и нашел там лингам. В честь этого братья построили рядом с тем местом небольшой храм.
Второй раз при вспашке того самого поля Ядава и Мурари обнаружили старый ржавый меч. Они забрали его с поля, хотели сделать из него серп. Но меч, когда его положили в сарай, внезапно превратился в змею, выполз из сарая и убил ворону, которая прилетела на двор клевать зерно. Узнав об этом, Чавуда взял меч, отчистил его от ржавчины и дал ему имя Нагарамури.
И в третий раз свершилось чудо, лемех плуга при вспашке ударился обо что-то металлическое, и Мурари обнаружил под лемехом котел с сокровищами. Он достал его из земли, но открывать побоялся. Ночью Чавуде приснился сон, в котором Шива ему рассказал, как открыть котел, для этого нужно было принести людей в жертву. Узнав про сон, рабы предложили в жертвы себя при условии, что память о них будет увековечена в храме. Братья согласились, провели обряд, и отрубили Ядаве и Мурари головы мечем Нагарамури, и открыли котел.
После этих чудес братья решили, что обрели силу и стали подчинять себе соседние земли. Про это узнал царь и повелел взять их под стражу. В то же время в царстве взбунтовался некий Палегар из Балихалу. Братья, узнав об этом, предложили царю помочь усмирить Палегара. Царь согласился, братья пошли с войском и убили Палегара, за что царь простил их и оставил им все завоеванные братьями земли. На тех землях был основан город Келади, а рядом с городом храм Рамешвара (посвящённый Шиве). Два холмика при входе в храм - это места захоронения тех, принесенных в жертву Шиве, рабов.
Братья Говда исполнили свое обещание: имена рабов Ядава и Мурари помнят до сих пор.




Из храма мы перешли в музейный, исследовательский центр Келлади, который буквально через дорогу от храма. Но все надписи в музее сделаны на каннаде, музейные работники (два индийца) по-английски ни бум-бум, поэтому мы, толком ничего не поняв, обошли залы, посмотрели на холодное оружие, на монеты, на какие-то записи на бумаге, металле и пальмовых листьях… И… и покинули музей.



Третьим в списке был храм Надакалси (Келаси). Самый старый из трех. XIII век. На 300 лет старше храмов в Иккери и Келади. У него и стиль постройки другой. Храм более приземистый, не имеет «окон», и открыт всем ветрам, крыша сделана из каменных массивных плит. Тяжеленный потолок, кроме стен, поддерживают шикарные резные колонны. Именно эти колонны более всего поражают в храме Келаси. Каждая выточена из цельного камня, навевая мысль о каких-то колоссального размера токарных станках. На колоннах нанесены ажурные, не повторяющие друг друга, рисунки. Только рассматривая эти рисунки, можно бесконечно долго не выходить из храма. Везде в храме нас сопровождали работники музея, видимо, того самого из Келлади. Елена рассказывала, когда она в прошлом году была здесь, рядом с храмом проживал брахман, который за незначительную плату готов был продемонстрировать некоторые элементы храмовой службы и индуистских обрядов, в частности обряда очищения кармы. Но только продемонстрировать! «Пужди» - обряд сложный и занимает никак не пять минут. В наше посещение брахмана не было.
Мы могли бы еще долго ходить и смотреть, но музейные работники недвусмысленно намекнули, что пора и честь знать. Мы повздыхали-повздыхали, и пошли к своей машине.
Три храма. Три уникальных красавца храма. Подарок судьбы. Неожиданный, но очень приятный.
Наша программа посещения была выполнена, можно было ехать обратно.

Шани, являясь одним из родственников, был приглашен на чествование новорожденного сына Шивы - Ганеши: мать Ганеши, Парвати, непременно хотела показать могущественному родственнику прекрасного младенца. Обладая смертоносным взглядом, который он был не в состоянии контролировать, Шани долго отказывался от приглашения, но его всё же уговорили. Первый же взгляд Шани на сына Шивы испепелил ему голову. Тогда Брахма посоветовал Шиве пришить младенцу голову первого же существа, которое ему встретится. Этим существом оказался слон Индры — Айравата.

***

Небольшое гастрономическое отступление.
Искусство искусством, но перекусить было нужно.
Первоначально было задумано заехать в мусульманскую закусочную, но водитель «нечаянно» (водитель у нас индус) проехал мимо, и чтобы «не возвращаться», мы поехали искать что-то другое. В конце концов, остановились в индусском кафе (водитель индус!), где нас накормили супами национальной кухни.
Национальная кухня.
Я очень просил принести что-нибудь не острое, очень! Но то, что мне принесли, то, что по их понятию было совсем не острым, для совсем-совсем маленьких деток, для меня все-таки оказалось острым, терпимо острым, но острым. А вот грибной супчик, который официант назвал «медиум спайси» (заказала Валико) на поверку оказался жидким огнём. Как они это едят? Массала! Перец везде и всюду, основная еда рис, и сделать его затейливым можно только щедро используя пряности. И еще они верят, что перец это антисептик, народу много, антисанитария ужасная, спиртного не пьют, и поэтому специи - единственное спасение. Факт того, что перец антисептик, научно не доказан.
Кроме нас в кафе было еще много народу, но в тот день мы там были главные. Один смелый и даже дерзкий мальчишка подсел за наш стол, чем вызвал бурю эмоций у своих друзей, а мы за это его угостили конфетой «Мишки в лесу». Наши конфеты очень любят все без исключения индийцы.
(Кроме людей в кафе были еще самые обыкновенные пруссаки, таракашки, возможно, чьи-то воплощения – шутка, в насекомые вроде бы не воплощаются, их я заметил сразу, но поднимать шум не стал, зная, если Валико увидит это безобидное существо, то … Сагар еще долго будет помнить наше посещение.)
После обеда, в 3 пополудни, мы выехали домой.


Обратная дорога в общей сложности заняла почти пять с половиной часов. Вообще, поездка на автомобиле в Индии это отдельное испытание. Дороги узкие, часто извилистые, движение правостороннее, почти без правил, зато всегда сопровождается звуками клаксонов. Подъезжаешь к повороту – посигналь, подъезжаешь к подъему – посигналь, решил обогнать – обязательно и еще дождись, когда водитель обгоняемой машины махнет рукой, дескать, обгоняй. На грузовиках сзади написано “HORN PLEASE” или “BLOW HORN”, то есть сами просят, посигнальте. Европейскому водителю в Индии трудно. И всё это крайне утомляет, не только водителей, но даже пассажиров. И всё же по дороге у нас возникло желание заехать на тот самый знаменитый пляж (жадность проклятая), но когда мы подъезжали к нему уже стемнело. До этого мы делали пару остановок: на первой я сфотографировал буйволов на скошенном рисовом поле со стогами, на второй - буйволов в речке, где они, погрузившись по ноздри, прятались от беспощадного солнца. Экзотика. В общем, надо знать меру! Тем более, по дороге в Сагар мы познакомились с обезьянами, только тигров не хватало... В отеле мы были в 9, выжатые как лимон, но очень довольные.
Так у нас случилось погружение в Индию. Короткое, не полное, но зато в настоящую, нетуристическую Индию.

В день перед отъездом мы собирали чемоданы, покупали сувениры, отправляли открытки. Пока светило солнце, мы еще искупались и позагорали. Нас звали съездить на Палолем, но мы уже остыли, в эту поездку храмы Сагара затмили всё. Вечером мы наблюдали красивейший закат, крупное красное солнце скатилось в море, да так быстро, что я даже не успел сбегать за фотоаппаратом.
Ночью в 3-45 за нами приехал автобус и отвез в аэропорт.
До свидания, Гоа!
Нет, ты не Индия. Ты замочная скважина, через которую два непохожих друг на друга мира, Запад и Восток, подсматривают друг за другом, пытаясь понять суть и смысл существования каждого, видя красивое и безобразное, учась плохому и хорошему.
До свидания, Индия!
Недели слишком мало для того чтобы понять тебя, твою историю, твою религию. Ты большая и красивая, местами богатая, но больше бедная, страна браминов, ждущих своей смерти в Гокарне, чтобы быть сожжёнными на погребальном костре, и страна высоких космических и информационных технологий, страна древних храмов и современной развивающейся экономики (четвертое место по совокупному валовому продукту, для справки: у нас пятое-шестое).
До свидания и спасибо, Бог даст, еще свидимся.



***

А начиналось всё, между прочим, со странного сна про винтовки для сипаев…



«- А теперь, - сказал голос, - следующее. "Всё - единое Я, это Я - мировое Я. Единение с неведением, происходящее от затмения света. Я исчезает с развитием духовности".
- А эта бредятина откуда? - спросил я. Я не ждал ответа. Я был уверен, что сплю.
- Изречения из "Упанишад", - ответил с готовностью голос.
- А что такое "Упанишады"? - Я уже не был уверен, что сплю.
- Не знаю, - сказал голос»

А. и Б. Стругацкие «Понедельник начинается в субботу» (Сказка для младших научных сотрудников.)

«Упанишады» — древнеиндийские трактаты религиозно-философского характера. Являются частью Вед и относятся к священным писаниям индуизма категории шрути.



ФОТОГРАФИИ
ПЛЯЖ

























МУРДЕШВАР





















ГОКАРНА





















СТАРЫЙ ГОА































ХРАМЫ САГАРА















































































Мои книги на Литресе


https://www.litres.ru/valeriy-lavrus/
23 Декабря 2015
1260    ©  Валерий Лаврусь
  • Комментарии к отчетам
Загрузка комментариев...