Треккинг к Эвересту. Непал. Часть 2

Вторая часть отчета про треккинг к Эвересту в Непале (ссылка на первую часть внизу отчета).

День 7. Лобуче – Горак Шеп(Gorak Shep)(5180м)-Кала Паттар (Kala Pattar)(5650м)-Лобуче, пройдено 14км, перепад высот +720/-720 метров.

Ночь прошла беспокойно, сон никак не давался и уже в 6:30 я проснулся окончательно, за тонкой стенкой кто-то собирал вещи. Хотел выпить воды, оставленной в бутылке у кровати, но это не удалось, так как вода замерзла и превратилась в лед. Это был первый день, когда голова болела уже с утра, обычно утром я чувствовал себя гораздо лучше. Позавтракав супом из пакетика и стаканом чая, я начал собираться в дорогу, сегодняшняя цель – подняться на Кала Паттар (Kala Pattar) и вернуться в Лобуче.

Дорога идет сначала в деревню Горак Шек(Gorak Shep), тропа ведет по западной стороне долины Кхумбу, постепенно поднимаясь по тундре у самой градицы боковой морены. Постепенно подъем становится круче и участками проходит по морене – насыпе камней, вытесненных ледником. По пути из Лобуче в Горак Шеп, можно подняться в исследовательский центр – Пирамида, построенный итальянцами. Постепенно тропа поворачивает, открывая вид на Пумори (Pumori), на фоне которой хорошо различим темный конус Кала Паттара (что в переводе с хинди значит “черная скала”).

Примерно через два часа пути мы приходим к деревне Горак Шеп – последнее селение долины Кхумбу и когда-то первый базовый лагерь Эвереста.



Многие треккеры останавливаются здесь на ночь, но если вы не собираетесь идти в базовый лагерь Эвереста, то делать тут особо нечего.

Из Горак Шепа можно дойти до места, где обычно располагается базовый лагерь Эвереста (5400м), за 4 часа (туда-обратно). Осенний сезон восхождений заканчивается в конце сентября-начале октября, весенний начинается в середине марта. В остальное время базовый лагерь представляется из себя загаженный ледник, откуда Эверест не виден вовсе. По пути к базовому лагерю можно видеть цепь каменных ступ и надписей в память о погибших на Эвересте, в том числе здесь начертаны имена жертв самой страшной катастрофы за всю историю покорения вершины – массовой гибели участников двух коммерческих экспедиций 1996-го года и их руководителей, известных альпинистов Роба Холла и Скота Фишера. Инструктором в команде Фишера был Анатолий Букреев, чьи действия вызвали в итоге много вопросов, но благодяря которому удалось спасти несколько человек.

По дороге в Горак Шеп разговорились с испанцем, который сказал, что он вовсе даже не испанец а Баск и не любит, когда говорят, что он из Испании, просил называть его баском и никак иначе. Парень путешествует уже с ноября и собирается в Австралию искать работу. С ним мы потом еще встретися в аэропорту на обратном пути.

Придя в Горак Шеп, я встретился с двумя немками из лоджа в Лобуче, они сказали вышли в 6 утра (на полтора часа позже меня), но пришли все за 10 минут до моего появления. Поболтав в ними, я решил, что пусть они выйдут на Кала Паттар вперед меня, а я пойду позже, чтобы встретиться на вершине и сделать пару фоток вместе.

В лодже в Горак Шепе я “наследил” на нашел флаге



Вот кстати может кто-то узнает себя или своих друзей



На вершину Кала Паттар ведут две тропы. Одна уходит прямо вверх, другая как бы огибает гору справа, немного сглаживая крутизну подъема. Первая тропа ведет к вершине пониже (5545м), вторая к главной вершине (5650м), я конечно рекомендую воспользоваться второй тропой



На Кала Паттар лучше идти в первой половине дня, так как после обеда могут налететь облака и картинка будет уже не такой красочной (а может и наоборот). Я вышел на подъем примерно через полчаса, после того как ушли Катрин и ее подруга. Шли они довольно медленно и были встречены мной уже на середине подъема, не останавливаясь я ушел дальше. Подъем на Кала Паттар (с высоты 5150м до 5650м) на +500 метров занял у меня 1 час 5 минут. Обычно он занимает около 2 часов или больше, но я не сделал ни одной остановки в пути, поэтому темп у меня был достаточно быстрый.

То что можно увидеть с вершины не передать словами, это просто надо видеть. Просто потрясающий вид на горы с высоты 5650м, Эверест кажется очень близко.

Эверест(8848м) и его западное плечо(7205м)





Вид на ледник, на которомобычно располагается базовый лагерь.



Слева от западного плеча(между западным плечом и Кхумбутце) виден заснеженный сложнейший перевал между Тибетом и Непалом – Лхо Ла (Lho La)(6006м), за ним уже начинается Тибет. Отсюда Маллори(один из первых восходителей) в 1921-ом году первым из сахибов заглянул в закрытый тогда для всего мира Непал, увидел Кхумбу и назвал амфитеатр у подноэия Эвереста валлийским словом “cwn” (цирк). Тогда стало понятно, что к высочайшей вершине мира, возможно, есть путь и с южной стороны.

Интересно, что Непал до 1951-го года был закрыт для иностранцев, а его открытие в 50-60-е годы произошло с лёгкой руки русского эмигранта Бориса Николаевича Лисаневича, который уговорил непальского короля Трибхувана открыть границы.

А вначале было Имя. И имя это было – Борис. С ударением на первом слоге. Так знали и звали его в Изумрудной Долине. Без большого преувеличения можно утверждать, что это имя открыло для иностранных туристов веками закрытый Непал. Много лет оно повторялось тысячами путешественников и кинозвезд, принцев и альпинистов, Оно же стало в подзаголовке книги “Tiger for breakfast” (“Тигр на завтрак”, 1966 г.) известного французского путешественника Мишеля Песселя, исследовавшего Бутан, Сикким и Тибет. Ее героем был не король, не принц или далай-лама, а владелец Royal Hotel в Катманду одессит по рождению Борис Лисаневич.

В 1953 году вместе с женой и сыновьями Мишей и Александром по личному приглашению короля Борис прибывает в Непал, в страну, где женщины украшают цветами лингамы (фаллосы), а эротическая резьба на храмах служит им защитой от молний, в страну снежных пиков и пагод, тигров и роз, дворцов и богов… Здесь все боги – люди и звери, камни и деревья. Где даже “Намасте” – непальское приветствие, примерно обозначает: “Я приветствую бога в твоем лице”. “Только клише могли описать Катманду, город, в котором больше храмов и святилищ, чем домов, и богов больше, чем людей.

В 1954 году попасть в Непал было так же трудно, как проникнуть в Тибет, – мешали длительные и сложные формальности, отсутствие дорог, ограничения в выдаче виз. В беседах со своими непальскими друзьями, среди которых был и премьер-министр, Борис пытается заинтересовать их перспективами туризма в Непале.В ответ они только улыбались: “Зачем иностранным туристам Непал? Что они будут делать в средневековой стране, где нет телефонов, небоскребов и музеев?”. Тогда Бориса осенила идея открыть отель, который мог бы привлечь будущих туристов. Но в долине не было керосина, газа, электричества. Действовал комендантский час – наследие режима Рана. Почти все продукты надо было ввозить из-за границы. Это заставило Бориса разводить овощи и фрукты, неизвестные в Непале, – морковь, шпинат, клубнику – на территории отеля, открыть пекарню с русской печью. Надо было обучить персонал носить башмаки, мыть руки и не подавать клиентам воду из “маленьких белых источников”, как они называли туалеты. В августе 1954 года Royal Hotel – единственный такого рода в радиусе 450 миль от Катманду – был открыт. Его гостей поражало не только здание отеля, у входа в который их “приветствовали” чучела тигров и крокодилов с разинутой пастью, но и сам его владелец. “Низкий голос с явным русским акцентом. Громадные руки. Ослепительная открытая улыбка. Брови Мефистофеля”, – так его описывал Мишель Пессель.

Наконец, путем убеждения и использования своих обширных связей Борис не только добился от короля виз для первых туристов, но и убедил его самому принять их. И уже в марте 1955 года журнал “Life” впервые посвящает 4-страничный разворот Непалу. “Первые группы западных туристов посетили загадочный и далекий Непал. Расположенный в самом центре Гималаев, в последние 200 лет Непал был практически закрыт для всех иностранцев. Но недавно Борис Лисаневич, британский подданный русского происхождения, сумел взять в аренду дворец в Катманду и переоборудовать его в Royal Hotel.

С более полной биографией этого незаурядного человека можно ознакомиться тут http://www.achababa.ru/lissannevich_boris.htm или в книге Песселя

Панорамные фотографии







Глядя с Кала Паттар на вершину самой высокой горы мира, невозможно понять как вообще людям удается покорить ее, это кажется практически не реальным.

Краткая история покорения Эвереста (источник – книга Песселя):

Еще со времени, когда топографо-геодезическая служба Индии в 1856 г. определила, что главный пик Гималаев имеет высоту около девяти километров, эта вершина стала пределом мечтаний горовосходителей. Сначала ее называли пиком XV, а затем окрестили Эверестом в память о сэре Джордже Эвересте, одно время занимавшем пост генерального геодезиста Индии.

Поначалу было много разночтений в отношении высоты Эвереста, поскольку замéр производился методом триангуляции с точек, расположенных на далеко отстоящих от него индийских равнин. Для уточнения этого вопроса в Тибет отправилась группа немецких географов. Поскольку издали многие пики похожи друг на друга, вершину горы Гауризанкар по ошибке приняли за высочайший пик, и до 1910 г. в школах учили, что главной вершиной нашей планеты является именно он. Впоследствии эту ошибку исправили и, несмотря на разноречивые суждения, было окончательно выяснено, что высочайшей вершиной земли является именно Эверест или Джомолунгма, как называют ее тибетцы, или Сагармата, по-непальски. Много противоречий вызывали замеры высоты Эвереста, т. к. каждая последующая экспедиция выдавала все новую цифру. Очень точный замер, произведенный в 1953 г., показал 8848 м над уровнем моря.

Восхождения на Гималаи начались в конце XIX в., когда несколько служащих и офицеров Британской Индии решили использовать свой отпуск для похода в Сикким и Кашмир. После успешного восхождения на пик высотой более 6,5 км они с завистью стали поглядывать на Эверест, до которого надо было пробираться через Непал. Однако доступ иностранцев в эту страну был запрещен семейством династии Рана.
Хотя Тибет также был запретной зоной, разрешение, данное Далай Ламой, позволило британской экспедиции 1921 г. приблизиться к заветной вершине. Через Эверест проходит тибето-непальская граница. Его северный склон относится к Тибету, а граница установлена по линии водораздела между потоками, стекающими на Тибетское плато, и теми, которые текут через Непал на юг к Гангу и южным притокам Брахмапутры.
Так, в 1921 г. началось соперничество горовосходителей, стремившихся достичь вершины Эвереста. Первую экспедицию возглавил подполковник Говард Бери. Ее целью было картирование района вокруг Эвереста. Первая настоящая попытка восхождения была предпринята на следующий год под руководством генерала Брюса. От этой затеи пришлось отказаться, когда из-за тяжелых погодных условий погибли семь гималайских носильщиков грузов.
Третья и самая знаменитая экспедиция (1924 г.) закончилась гибелью Дж. Л. Мэллори и А. К. Ирвина, пропавших без вести. В последний раз их видели примерно в 300 м от вершины. Что с ними случилось, остается загадкой, и до сих пор неизвестно, достигли они вершины или нет до того, как погибли.
В 1933 г. попытку восхождения предпринял в одиночку некий Уильсон. Это окончилось его гибелью.
Экспедиции 1933—1935 гг. были такими же безуспешными. До Второй мировой войны экспедиции на Эверест были монополией англичан, т. к. Далай Лама разрешил переход через Тибет только им. Из-за войны попытки восхождений на время прекратились.
Сразу же после войны на штурм Эвереста пошли еще двое альпинистов. Они поодиночке проникли в Тибет и Непал, не имея на то разрешения. Один из них канадец Денмэн достиг поразительно высокой отметки — около 7,7 км. Другой — датчанин Ларсен также не добрался до вершины, но, как и Денмэн, вернулся живым и здоровым и рассказал о своем отважном восхождении. Однако, несмотря ни на что, Эверест оставался непокоренным.
Внезапно в 1950 г. Непал, хотя и неохотно, дал разрешение на восхождения иностранных альпинистов. Было принято решение облагать каждую экспедицию налогом в зависимости от высоты вершины, на которую они собирались совершить восхождение. Теперь стали доступны многие пути к вершинам.
В 1950 г. француз Морис Эрцог получил разрешение пройти через Непал к Дхаулагири. Этот пик, расположенный к западу от Катманду и Эвереста, оказался слишком труден для подъема, т. к. у экспедиции не было точных карт этой горы, и ее членам пришлось ходить вокруг да около в попытке определить возможный маршрут. Попутно они решили покорить несколько менее трудную вершину — пик Аннапурны. Рассказ об успехе экспедиции, которая чуть ли не стоила жизни двум ее членам, быстро облетел весь мир. Аннапурна стала первым восьмитысячником, завоеванным человеком. В последующие годы эта экспедиция вновь предпринимала активные походы в Гималаи.
В том же 1950 г. двое выдающихся альпинистов — Чарльз Хьюстон и Х. У. Тильман получили разрешение обследовать подножие Эвереста с его непальской стороны. Впервые официально допущенная группа иностранцев имела возможность посетить родное селение шерпов Солу Кхумбу. Шерпы — это могучие носильщики грузов, которые оказали неоценимую помощь всем гималайским экспедициям.
На следующий год Эрик Шиптон провел разведку южных подходов к Эвересту, проверив свое предположение, сделанное еще в 1935 г., о том, что путь к вершине находится именно там.
Все указанные выше экспедиции носили, в основном, разведочный характер, поскольку единственными имеющимися в их распоряжении картами были старые, неточные, четвертьдюймовые карты индийской геодезической службы, составленные британскими секретными агентами во второй половине XIX в. Самыми знаменитыми из этих агентов были пандиты — коренные индийцы, которых специально готовили для секретных переходов через Непал и Тибет. По дороге они делали записи, которые прятали в молитвенных колесах, и подсчитывали расстояния, используя для этого тибетские четки.
Первый полет над Эверестом был осуществлен в 1933 г., но после этого вплоть до 1950 г. в высоких Гималаях было проведено всего четыре крупных аэросъемки. Аэрофотоснимки помогали, но этого было недостаточно для точного уяснения топографии этих высоких гор. Поэтому таким альпинистам, как Эрцог, из-за нехватки нужных топографо-геодезических данных приходилось вести самостоятельное картирование.
Власти Непала не придавали большого значения этим первым экспедициям, поскольку не разделяли и не понимали страстного стремления людей Запада совершать восхождения на горные пики «просто для развлечения».
В 1952 г. группа швейцарских альпинистов сделала попытку взойти на Эверест и поднялась выше знаменитого ледника и ледопада Кхумбу по «Éperon des Genevois»1 до Южного Кола, откуда Ламбер и Тенцинг прошли почти до вершины, но были вынуждены прекратить восхождение всего в 300 м от нее.

Заслугой швейцарцев было открытие южного прохода на Эверест. С этого времени началась гонка: каждая страна стремилась быть первой, чьи граждане побывают на макушке Земли. 1953 г. стал годом попытки англичан, а 1954 г. — французов.
Теперь все знают об истории восхождения в 1953 г. экспедиции бригадного генерала Джона Ханта. Мир был потрясен успехом Тенцинга и Хиллари, когда 29 мая 1953 г. они добрались до вершины нашей планеты. Британская экспедиция начала свой путь из Катманду, с той поры заменившего Дарджилинг в качестве центрального пункта для организации гималайских экспедиций.


На вершине Кала Паттар очень холодно и дует сильнейший ветер (стоять тядело, сдувает), поэтому пока не подошли немки, мне пришлось прятаться от ветра и холода среди камней и лишь делать вылазки, когда ветер стихает. Только примерно через минут 40, Катрин и ее подруга добрались до вершины.



После этого мы еще минут 15-20 фотографировали друг друга и болтали, после чего начали спускаться. Подруга Катрин решила устроить небольшой стриптиз и растегнула куртку, чтобы была видна эмблема провинциальной немецкой газеты на футболке:) Я пожалел, что не взял с собой мою футболку с Российски флагом или просто не взял флаг, Кала Паттар конечно не Эверест, но все же:)



Сижу на верхушке Кала Паттар (5650м), чуть ветром не сдуло в 500 метровую пропасть, которая в 30 сантиметрах от меня:) Ветер действительно был очень сильный.



Вид на Ама Даблам с максимальным приближением (105мм)



Памятник в виде каменного ангела на фоне Пумори



Только спустившись в Горак Шеп и устроившись за чашкой чая, я понял насколько же сильно у меня болит голова. Затылок стал очень тяжелый, невозможно без неудобств поворачивать головой. Но это должно пройти по мере аклиматизации. Глаза тоже начинают болеть, через очки их надувает ветром и они слезятся. Без очков долго находится нельзя, так как свет настолько яркий, что слепит. В очках 4-ой категории чувствуешь себя как днем при ярком свете, не замечаешь, что на тебе надеты очки.

За чаем разговорились с немками, оказывается Катрин работала в дайв центре на Ко Тао (Таиланд) около 4-х лет, говорит уехала оттуда, когда там открылся первый банкомат и магазин 7-11. Еще она учила русский язык в школе около 10 лет, сейчас конечно все забыла, но все равно мы с ней немного поговорили на русском, простые фразы она еще помнит:)

На обратном пути встретилась парочка (немец с девушкой непали), с которыми весь вчерашний день играли в карты, они по дороге встретили местную женщину, которая оказалась очень прикольной. Сказала, что она хозяйка лоджа в Горак Шепе, и что у нее муж на 20 лет моложе:)) Очки у нее зачетные.



А девушка у немца очень симпатичная и милая:)

Назад в Лобуче мы вернулись около 4 вечера, голова начала постепенно проходить.

В Лодже появилась женщина уже в годах, которая только что пересекла с проводником Cho La Pass – непростой перевал высотой 5420 метров. Женщина очень колоритная, с седыми волосами и выпученными глазами. Рассказывала, как она путешествовала по этим местам еще в 70-ые годы, когда тут не было деревень и приходилось таскать всю еду и палатки с собой. Видно, что женщина “проженная”.

Я решил сходить еще раз окинуть взглядом перевал Конгма Ла, глядя на него он уже не кажется таким сложным, но сомнения в целесообразности его преодоления у меня все еще остались. Уже вечер, а я до сих пор не могу решить, идти через него или нет. Решил оставить принятие решения на утро

Итоги дня: пройдено 14 км, перепад высот +720/-720 метров.

День 8. Лобуче – Конгма Ла(Kongma La)(5535м)-Чхукунг(Chhukung)(4766м), пройдено 13 км, время в пути 7:30 часов, перепад высот +600/-860 метров.

Проснулся в не очень хорошем состоянии, сопли вылечить не удалось, нос и губы обветренны и болят, голова окончательно не прошла да еще и горло начинает беспокоить (когда идешь вверх приходится дышать через рот холодным воздухом). А еще при этом надо тащить за спиной рюкзак весом 15 кг. До последнего момента я не мог определиться идти или нет в одиночку через перевал. Основная опасность его в том, что там местами очень крутые и сыпучии склоны, и если, вдруг, что-то случится, то помощи можно ждать днями, так как перевал малолюдный и бывает, что через него никто не ходит неделями.

В итоге, выйдя из лоджа, я твердой походкой направился в сторону перевала, будь, что будет. На часах 7:05 утра.

Более подробный отчет о пересечении перевала Конгма Ла я написал на форуме Винского – “
http://forum.awd.ru/viewtopic.php?f=341&t=91084]Одиночный переход через перевал Kongma-La” . Здесь я лишь кратко расскажу и выложу несколько фотографий. Кто интересуется серьезно рекомендую прочитать отчет на Винском.

Переход через ледник занял около 50 минут, а дальше вверх, вверх и еще раз вверх. Первые 350 метров вверх даются довольно легко в достаточно интенсивном темпе. На их преодоление у меня ушло 1 час 15 минут.

Сам перевал пока скрыт от взгляда



Дальше начинается сложная часть подъема, тропа не очевидна и приходится “скакать” по камням. Каждый шаг разной высоты и иногда в прямом смысле приходится прыгать с камня на камень, ритм часто сбивается, поэтому приходится часто отдыхать. На последние 250 метров ушло еще 1 час 30 минут.

Растительность на перевале



Показался перевал



Дошел!!! На часах 10:37 и я дошел до вершины перевала, высота 5535 метров.

Перевал в сторону Покалде (кажется, что до нее рукой подать)



Перевал в сторону Нуптце



А это по идее должно быть очень красочное озеро….наверно в Мае, но не в Марте:)



Красавица Макалу (Makalu)(8463м) , как она видна с перевала.



Вид с перевала просто потрясающий, он стоит того, чтобы сюда подняться!



Посидев на вершине перевала минут 15, сделав фотографии и полбовавшись видами, я уже собирался уходить, как вдруг произошло совершенно неожиданное событие – на вершину безлюдного перевала, со стороны Чхукунга, поднимается молодой парень:)) Увидев меня, он от шока, чуть не свалился вниз, насколько он не ожидал кого-то увидеть:) Парень оказался американцем из Нью-Йорка. И разговорившись мы просидели на перевале еще минут 40, любуясь прекрасными видами. А ведь могли и разминуться, и встретиться по пути, а не на вершине, но это было бы уже не так интересно.

У него оказалась прикольная(довольно старая) подзорная труба, с которой я с удовольствием попозировал. На фоне Лхотце и Макалу.



Вид в сторону Лобуче



На фоне Макалу:) (Оторвался на полную, редко предоставляется такая возможность, чтобы меня кто-то пофотографировал, так как путешествую всегда один).



Вороны на вершине



Не хотелось отрываться от приятного разговора, но время неумолимо убегало и мы решили отправиться в путь, каждый пошел своею дорогой (прямо хотется сказать “а поезд пошел своей”)

Спуск с перевала довольно крутой и супычий, надо быть аккуратнее



Озера местами приходилось переходить по льду


Потом надо перодолеть еще один очень крутой и сыпучий спуск (тропинку искал минут 15) (спуск около 100 метров высотой, на фото кажется небольшим)



А это должен был быть водопад…наверно тоже в Мае:)



Дальше идет путь по долине, на котором можно встретить огромный камень, высота камня около 15 метров.



В конце долины открывается один из лучших видов на Ама Даблам



Дальше идет долгое и нудное пересечение ледника Нуптце, за которым показываются очертания селения Чхукунг. Спускаясь с перевала, я натер первую свою мозоль, шагать было болезненно, и уже думал идти в Дингбоче, а оттуда как можно скорее назад, но поразмыслив, я решил, что неизвестно когда представится следующая возможность сходить на Чхукунг Ри и повернул в сторону деревни Чхукунг.



В 14:39 я зашел в лодж в Чхукунге (в лодже кстати была группа русских туристов с гидом, но толком мы с ними не поговорили). Семь с половиной часов ушло на преодоление перевала, включая час проведенный на вершине Конгма Ла. Это оказалось очень хорошим временем, шерпа, сидевший в лодже, сказал, что я прошел очень быстро, у него это занимает минимум 9 часов.

В Чхукунге, на высоте 4766 метров, голова, которая еще не давала покоя на перевале, начала проходить.

Типичная общая комната в лодже.



Приняв душ (за 400 рупий) я отправился отдыхать и читать томик Чехова, который захватил с собой в дорогу:) Стирать вещи на этой высоте бесполезно, так как они даже на солнце не смогут высохнуть.

Завтра предстояло подняться на Чхукунг Ри (Chhukung Ri)(5565м) и отправиться в обратный путь. Честно говоря уже скорее хочется назад.

Итоги дня: пройдено 13 км, время в пути 7:30 часов, перепад высот +600/-860 метров.

День 9. Чхукунг – Чхукунг Ри(Chhukung Ri)(5565м)-Пхунки Тенга(Phunki Tenga)(3305м), пройдено 25 км, время в пути 10 часов, перепад высот +800/-1260 метров.

В 7 утра, обмотав пальцы ног лейкопластырем в два слоя, я уже направлялся в сторону Чхукунг Ри. Ни одна из вершин горы Чхукунг не видна из одноименной деревни, но тропинки наверх хорошо различимы на травянистом склоне. По пути встретил множество Уларов, бегающих по склону. Через полтора часа пути, тропа привела меня на седло, на котором можно выбрать куда идти, налево – на малую вершину (5417м) или направа – карабкаться по скалам на большую (5565м). Я сначала сходил на малую (думал это и есть Чхукунг), но когда обнаружил, что высота всего 5417м, решил спуститься назад к седлу и уже идти на большую.

Вид с седла на малую вершину Чхукунг Ри



Тропа к большой вершине от седла не очевидна, поэтому ее легко потерять, я решил идти по следам на склоне и это было моей ошибкой. Траверс данного склона является очень опасной затеей. Гора сплошь состоит из слоистых камней. Местами приходилось ступать по 10 сантиметровым отступам, цепляясь руками за камни, над довольно глубоким обрывом. Иногда приходилось, над обрывом, перебегать места отсыпа камней. В общем я уже успел много раз пожалеть, что полез на эту вершину, но уже оставалось 50 метров высоты и поворачивать назад было не серьезно. Было пара моментов, когда камни под ногами поехали и я чуть не улетел вниз, но “пронесло”. В итоге с горем пополам, чуть не посидев, я добрался до вершины.

Вершина Чхукунг Ри (5565м) на фоне стены Нуптце





Задачей максимум являлось забраться на вершину Чхукунг Це (Chhukung Tse)(5857м), но увидев маршрут, я решил отложить это на следующий раз, в том числе из-за недостатка времени.

Вершина Чхукунг Це(5857м) и путь к ней по хребту



С вершины Чхукунг Ри (Ри означает – малая, которая предшествует большой вершине, в данном случае Це) открывается прекрасный вид на южную стену Лхотце (самую опасную для прохождения, крутизна 53 градуса), Нуптце, Макалу, Ама Даблам, Имджатце (Island Peak)(6189м) (Имджатце возможно станет моей следующей целью).

Лхотце(8516м), Лхотце Средняя(Lhotse Middle)(8414м) и Лхотце Шар(Lhotse Shar)(8383м).

Лхотце средняя долгое время оставалась высочайшей точкой на планете, которая имеет свое название, и на которой ни разу не ступала нога человека. 23 Мая 2001 она была впервые покорена российской командой (Евгений Виноградский, Сергей Тимофеев, Алексей Болотов, Пётр Кузнецов), это единственный пик выше 8-ми тысяч, впервые покоренный русскими. Отчет о восхождении http://www.vvv.ru/papers/textview.php3?paper=225 (там есть интересные сведения) Цитата: “Многие экспедиции уже подумывают об отказе от восхождений. Но, как с северной стороны, всех удивляет спокойствие и надежда на восхождение сибирской экспедиции под руководством Дмитрия Бочкова, так и с южной стороны все следят за российской командой: “если русские пойдут вниз, то наверху действительно плохо…”

Идея покорения Лхотце Средней, была предложена русским альпинистом Владимиром Башкировым, который погиб в горах в 1997-ом году.


На фото, небольшой пик по центру (справа от главного пика) – Лхотце Средняя (8414м)



Нуптце



Озеро Imja Tse



На переднем фоне Имджатце (Island Peak), на заднем Макалу



Красавица Ама Даблам – вид с вершины Чхукунг Ри



Спускаться было гораздо проще и безопаснее, так как более очевидная тропа (которую я потерял на подъеме) проходит по самому хребту среди пирамид из камней, иногда уходя на другую сторону склона. Во время спуска мне встретилась французская парочка, с которыми мы жили еще в Лобуче. Немного поболтав, мы разошлись, я – вниз, они – наверх.

Спустившись в 10:25 назад в лодж, я решил немного отдохнуть и пообедать.

В лодже я обнаружил плакат российской экспедиции

Осенью 2000 года альпинистскую экспедицию на горный массив Лхоцзе организовало Министерство по Чрезвычайным Ситуациям. Несмотря на мощное финансирование и большое количество участников (22 человека), экспедиция МЧС закончилась трагически.
Осенью 2000 года летний муссон закончился только 22 сентября, после чего в горах восстановилась погода. Однако уже 5 сентября, не дожидаясь улучшения погоды, экспедиция начала обработку маршрута в лавинно опасной ситуации. 17 сентября один из ее участников, подполковник Владимир Бондарев попал в лавину. Более километра он падал вниз до лавинного конуса. Экспедиция МЧС отказалась от дальнейшего восхождения и организовала поиск пропавшего альпиниста в лавинном конусе, но тело Владимира Бондарева найти так и не удалось.




В 11 утра я вышел на тропу назад в Луклу.

Ледяной перевал



В 12:00 я уже проходил мимо Дингбоче.

Красавец!



Романтика в горах:)



Вид на долину в сторону Лхотце



По пути назад, после Дингбоче, я встретил старых знакомых, немца и его девушку Непали, мы разговорились и решили пойти дальше вместе.

У его девушки порвались ботинки и поэтому они шли довольно медленно, я их обогнал и в 15:15 пришел в Тенгбоче, где заказал себе обед и начал их ждать.

Ждать их пришлось минут 40, и после непродолжительного отдыха мы выдвинулись дальше. Спустившись к мосту, мне опять пришлось их ждать рядом с небольшим магазинчиком, который кстати все время был открыт, а хозяйка беззаботно сидела внутри своего дома и смотрела ТВ, воровства видимо тут нет:)

В 16:50 они спустились и девушка, которая к тому времени уже шла в тапках, так как ботинки окончательно порвались, сказала, что она бы осталась тут ночевать. Я планировал дойти в этот день до Намче Базара, но решил остаться с ними, так веселее:)

Тамже заселились в лодж.

Вот так выглядит Camp I горы Ама Даблам



Вечером за ужином мы опять сели за карты.

Уже в полной темноте, в 9-ом часу вечера, к нам в лодж заходят девушка и парень, которые в полной темноте с фонарями, спускались из Тенгбоче. Оказалось, что они только сегодня пришли в Тенгбоче(3850м) из Намче(3470м) и вроде все было нормально, но к вечеру парню стало очень плохо (горная болезнь). Они даже пытались вызвать вертолет, но бесполезно. Пришлось спускаться на 500 метров вниз, в полной темноте, в надежде, что ему полегчает. Мы пожелали девушке удачи, предложили свою помощь, медикаменты, но она сказала, что она фармацевт и у них полно таблеток. Надеюсь у них все было впорядке.

Итоги дня: пройдено 25км, время в пути 10 часов, перепад высот +800/-1260 метров.

День 10. Пхунки Тенга(Phunki Tenga)(3305м) – Лукла(2860м), пройдено 26 км, время в пути 8 часов, перепад высот +170/-615 метров.

В 7:10 утра мы вместе вышли в сторону Луклы. Впереди предстояло преодолеть подъем в 180 метров перед Намче Базаром, на котором я опять оторвался и ушел вперед. Нужно было торопиться, так как в Луклу нужно было прийти до 4 вечера, времени когда закрываются офисы авиакомпаний. В Лукле за день до вылета необходимо подтвердить свой билет.

Лейкопластырь на ногах уже не помогал от мозолей и оставалось только привыкнуть к боли и терпеть ее, другого выхода я не видел.

Прийдя в Намче, я позавтракал, посмотрел альбом с фотографиями “People of Nepal”, отправил открытку и, недождавшись своих попутчиков, отправился дальше.

Напоминает скорее Швейцарию, чем Непал



По пути видел очень красивую птицу, похожую на павлина, но сфотографировать не успел, так как она скрылась из виду, быстрее, чем я расчехлил камеру. Зато успел заснять красивое дерево – Рододендрон, оно никуда не убежало:)



Монах перед ступой



По пути, в  Benkar Guest House, встретил старых знакомых – Катрин и ее подругу. Застрял там в разговорах почти на час, но супел при этом пообедать, очень вкусно:) Оказалось, что отец Катрин, уже много лет женат на сестре хозяйки этого гест хауза, шерпе по национальности. Катрин рассказала истории как она восходила на Килиманджаро и как в прошлом месяце ездила в Бутан, после ее рассказа, тоже захотелось в Бутан и на Килиманджаро. Просто сидеть и разговаривать конечно приятно, но время поджимает и надо ускорить темп.

Мозоли болят ужасно, но приходится терпеть.

В 15:30, преодолев последний подъем в 300 метров, пришел в Луклу!

Первым делом пошел в офис AGNI Airlines и подтвердил, что завтра хочу лететь, вторым делом, не выдержав натиска цивилизации купил батончик сникерса(70 рупий) и бутылку колы (120 рупий), в треке я не мог себе это позволить. Вот она, цивилизация.

Все встреченные в Лукле трекеры несут отпечаток трека на лице – состояние одновременно усталости и какого-то блаженства, мое лицо наверно выглядело также:)

Заселился я в лодже – Sherpa Lodge (Coffee Shop), который находится сразу напротив входа в аэропорт. В этом лодже видимо частенько останавливался Владимир Бабанов, так как висит много плакатов с его автографами хозяину лоджа.



Портрет Эдмунда Хиллари – покорителя Эвереста



Вечером, поужинав и посмотрев индийское кино, с очередной рекламой яиц МТС, я отправился спать, завтра самолет в Катманду. На утро, после 2-х дневного марафона в 51 км с постоянными спусками и подъемами, первый раз почувствовал небольшую боль в ногах от усталости.

Следующий день в Катманду был описан ранее.

Все! Трек окончен!

За 10 дней было пройдено 138 км, максимальная высота 5650 метров, поднялся на Кала Паттар(5650м), в одиночку прошел перевал Конгма Ла(5535м), поднялся на Чхукунг Ри(5565м).

Путешествие получилось неожиданно бюджетным (не учитывая затраты на покупку рюкзака, спальник и необходимой одежды)

Билет БКК-КТМ-БКК    $580

Билет КТМ-Лукла-КТМ   $200

Виза в Непал на 30 дней $40

Затраты в течении трека $250

Итого $1070  – я считаю это более чем дешево, за тот адреналин, те переживания и впечатления, что я получил

Чувствуется усталость, желание вернуться назад в Чианг Май и огромное удовлетворение:) Не передать фотографиями и словами, какие я получил впечатления и что видел, это надо повторить самому и увидеть своими глазами.

Вернувшись в Чианг Май, я обнаружил, что похудел на 5 килограмм, а при моем не особо большом весе, это довольно много:)

Первые 3 дня я спал по 10 часов в день и постоянно ел, чувство голода никак не проходило, ел все, но особенно хотелось шоколад (сладкое) и фрукту. Реально ел весь день и не мог остановиться. Только на 3-тий день режим сна и питания начал приходить в норму.

Следующим будет снежный пик высотой не менее 6100 метров, горы зовут.

Начало отчета:
http://mirputeshestvii.ru/read/reports/trekking_k_everestu_nepal_chast_1/][B]Треккинг к Эвересту. Непал. Часть 1[/B]
25 ноября 2011
10988    © 
Теги:
  • Комментарии к отчетам
Загрузка комментариев...